Записки старушки Мадикен

Февраль 21, 2012

Старо-Арбатская аптека в доме Гирша

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — Записки старушки Мадикен @ 08:43

<

Как известно, царь Петр был первым, кто разрешил строить по Москве вольные аптеки и даже издал указ. Но, как обычно бывает в нашей стране, указ этот вышел аптекарям боком. По иронии судьбы Петр указал в документе число 8. По началу аптек действительно было 8, но реально из них работали только четыре, а новые Медицинская коллегия строить отказывалась, потому что по цареву указу аптек должно быть восемь, по документам их восемь. Только у Великой Екатерины хватило решимости разрешить постройку новых аптек, и их численность сразу возросла до 19.

Много текста и картинок
(more…)

Реклама

Август 31, 2011

Маяковка и дом на углу

Filed under: Москва — Метки: , , — Записки старушки Мадикен @ 08:47


1930-е

Сейчас эта площадь выглядит неузнаваемо. Садовое кольцо превратилось в автомагистраль, площадь — в развязку. Место можно узнать по дому справа, он не сохранился, но на старых фотографиях часто встречается: дом Ханжонкова, кинотеатр Горн. Триумфальная площадь…

Угловой дом на 1-ой Брестской улице, о котором и пойдет речь, принадлежал и Большой Садовой и площади Старых Триумфальных ворот. Когда-то на его месте были дворы Ямской слободы. Тогда еще и Садового кольца-то не было, был вал, потом сенной и дровяной рынок. Стоял водоразборный бассейн.
К коронации Николая II на площади построили изумительный павилион, его потом перенесли в Сокольники.

К этому времени на углу Большой Садовой и Брестской уже стоял доходный дом купца Александра Гладышева. Он был построен как раз в конце XIX века, около 1860 года. В 1901 году была какая-то странная история с водоразборным бассейном. Градоначальство разпорядилось заменить его на большую вазу с цветами, москвичи были недовольны. На более поздних фотографиях все равно присутствует какой-то бассейн. Непонятно.


Рынок. 1909 год

В 1910-х годах площадь и дом совершенно меняются. С площади убирают рынок и разбивают сквер, а в дом въезжает варьете «Альказар». В 1980-х Федосюк назовет этот сквер «убогим сквериком», а ведь он обошелся казне в 9 тысяч рублей. Здесь разбили цветники с поливным водопроводом, и огородили их металлическими решетками.

Еще в 1930-х сквер не выглядел убогим.

Но вернемся к дому.
Кабаре «Альказар», или как тогда говорили кафе шантан, было первым варьете в Москве. Такой театральный жанр стал очень популярен в начале ХХ века. В программу варьете обычно входили развлекательные номера театральных, музыкальных и цирковых жанров — одноактные комические пьески, пародийные сценки, выступления певцов, чтецов, танцоров, фокусников. Такая смесь полностью оправдывает название театра, ведь варьете, или variete (фр.), или varietas (лат.) — это как раз разнообразие или смесь.

В начале ХХ века Триумфальная площадь была поистине площадью Варьете. «Альказар», театр Буф, Цирк Никитиных, сад Аквариум с такими же варьете-развлечениями. Просто Лас-Вегас в Москве.

Во время революционной пролетарской пропаганды на площади появился памятник Радищеву, но вскоре исчез, не прижился.

Варьете «Альказар» занимал дом Гладышева до 1927 года. Он благополучно пережил революцию и переименование площади. Ведь в 1920 году площадь Старых Триумфальных ворот назвали в честь Михаила Петровича Янышева.
То ли фамилия не понравилась москвичам, то ли сыграло свою роль то, что был этот самый Янышев председателем Московского революционного трибунала, но название не прижилось, и площадь продолжала именоваться старым именем даже в документах.

В 1927 году «Альказар» сменил театр Сатиры. Скорее всего, театр просто переименовали, ведь тогда в репертуар театра Сатиры входили те же эстрадные номера, ну может быть без фокусов и эротики.


1934

В 1935 году площадь получила название площадь Маяковского. Против Маяковского никто ничего не имел против и название прижилось, превратившись в московское Маяковка. Хитровка, Петровка, Маяковка…

И началась стройка. Садовое кольцо перестает быть садовым, деревья, скверы, цветники безжалостно убираются с новой московской магистрали.


1936 год


1936-37

К окончанию строительства площадь стала большим асфальтовым плацем.


1950-е

К 1956 году на площади поставили памятник В.В.Маяковскому, чтобы москвичи не забыли, что Маяковка — это все-таки память о великом пролетарском поэте.

В этот год, 1956-ой, опять происходят перемены. Из углового здания, о котором сейчас и речь, выезжает театр Сатиры и перебирается в здание цирка Никитиных на другую сторону площади. Дом отдают новому театру — «Современник». Площадь становится второй театральной площадью в Москве. «Современник», «Сатира», концертный зал, театр кукол.

Театр «Современник» был тогда глотком свежего воздуха, символом оттепели. Олег Ефремов, Олег Табаков, драматург Розов. На спектакли «Современник» мечтали сходить все, кто хоть немного любил театр. Со сцены смотрели в зрительный зал не герои Чехова и Островского, а современники, ровестники, такие же мечтатели и романтики, полные надежды на будущее.

В это же время площадь меняет свой облик. За спиной Маяковского и здания театра вырастает чечулинская башня «Пекина». С этого момента дом обречен. В 1958 году в путеводителе Сытина можно прочитать: «За новым проездом стоит еще старый трехэтажный дом, явно доживающий свой век; в нем сейчас Московский государственный театр эстрады. Он будет снесен для расширения площади Маяковского.» С театром Сытин что-то напутал, но про будущее дома не ошибся. Хотя дом простоит еще почти 20 лет.

Площадь убьет тоннель, который проложили в 1960 году «для транспортных потоков Садового кольца». Маяковский оказался в стороне. Странный асфальтовый плац уже нельзя было назвать площадью.

Здание театра снесут в 1974 году. Сам театр переедет на Чистые пруды, а место дома займет площадь.


1974

Сейчас Маяковка — это один из участков большой Ленинградки. И около «Пекина» ведутся земляные работы, для организации подземной парковки. Археологи с восторгом находят билетики театра «Современник», коньячные бутылки и бутылки от шампанского, а также флаконы духов и битую посуду кафешантана «Альказар», фундамет дома Гладышева, постройки Ямской слободы.

Маяковка и дом на углу

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — Записки старушки Мадикен @ 08:44


1930-е

Сейчас эта площадь выглядит неузнаваемо. Садовое кольцо превратилось в автомагистраль, площадь — в развязку. Место можно узнать по дому справа, он не сохранился, но на старых фотографиях часто встречается: дом Ханжонкова, кинотеатр Горн. Триумфальная площадь…

(more…)

Август 29, 2011

Где лебеди? — А лебеди ушли…

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 08:01

«Мам,- спросила я как-то. — А что было на месте МХАТа, когда ты была маленькая?»
Мама выросла на Тверском, но никакого отчетливого строения там не помнит. «Долгострой какой-то, — отвечает она. — Нам туда не разрешали маленьким ходить, как и на всякую стройку.»
Есть в Москве «зачарованные месте». Никакая постройка не может на этом месте долго простоять. Такое место, где сейчас возвышается Храм Христа Спасителя (уже второй!), такое место в центре Лубянской площади. Не дают они никому покоя, ни людям, ни домам. Вот такая же судьба видно и у дома № 22 по Тверскому бульвару.

(more…)

Август 16, 2011

О вы, почтенные, старые тени…

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 10:07

Иногда просто диву даешься, сколько всего могло уместиться на маленьком пятачке московской земли. Возьмешь, к примеру, один единственный дом, а там — жильцов, архитекторов, историй на целую книгу хватит.
Вот стоит в Камергерском переулке театр МХАТ. Кажется он там так и стоял все время, как же переулок без Художественного театра, ведь и сам переулок был проездом Художественного театра. Получается, что проезд может быть только для театра, а вот Камергерский переулок предполагает наличие камергеров, их предков, потомков, соседей — и разматывается целый клубок московских историй, в котором МХАТ занимает совсем небольшое место.

О вы, почтенные, старые тени, которые носитесь в ночную пору над этим озером домом, усыпите нас, и пусть нам приснится то, что будет через двести тысяч лет было здесь несколько веков назад!
(Почти Чехов)

(more…)

Август 3, 2011

Еще один московский слоеный пирог

Это дом один из немногих, который остался от старой Тверской. По непонятным стечениям обстоятельств его не задвинули, не застроили, на сломали, он продолжает стоять на Твеской улице и сегодня, как стоял на старой Тверской, и на улице Горького.

(more…)

Июль 26, 2011

Театр Буф — зал Чайковского

Filed under: Москва — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 07:41

Московские газеты 1902 года писали о новом театре на Триумфальной площади:

В настоящее время вся Москва приходит в восторг от нового театра. К сожалению, это новое произведение искусства не только незаслуженно возбуждает восторги москвичей, но своей пошлостью вызывает гадливое чувство во всяком мало-мальски художественно развитом человеке. Крайне обидно становится, когда узнаешь, что автором этого произведения является такой талантливый молодой художник, каким считается господин Дурнов. Тут положительно кроется какое-то недоразумение…

Брюсов назвал театр «плохим и банально-декадентским». А ведь еще в 1899 году Брюсов, Дурнов и Бальмонт издали совместный сборник символистских стихов «Книга раздумий», и Брюсов же восторгался: «Модест — одна из замечательных личностей нашего времени, великий художник, при других условиях жизни его имя было бы вписано в золотую книгу человечества и всеми повторялось бы с трепетом восхищения!».

Несмотря на нападки прессы, москвичи и гости столицы продолжали валом валить в новый театр. Молодой талантливый архитектор Модест Дурнов выстроил его специально для французского антрепренера Шарля Омона, которому в то время принадлежала эта часть площади и сад "Аквариум" по Большой Садовой. Он же был автором особняка Шарля Омона, располагавшемся на той же Тримуфальной площади.

К сожалению, нехватки денег и противодействия городских властей не дали Дурнову и Омону развернуться во всю силу. Тогдашний московский губернатор князь Голицын не разрешил сделать вход в театр в виде раскрытой пасти дракона, поглощающей поток зрителей, сочтя это «слишком безнравственным». Не получилось сделать и стеклянные лестницы, сплошные окна на три этажа, а главное фарфоровый сине-белый фасад.

Однако и без всего этого никто не мог пройти мимо четырехэтажного краснокирпичного здания. А уж если удавалось попасть внутрь (цены в театре были "шаляпинские", ложа стоила 200 рублей) театр поражал роскошью и великолепием. Зрителей при входе встречала «грандиозная лестница мраморной облицовки», ведущая из вестибюля в зал и фойе. Для выполнения тонких мраморных работ были приглашены итальянские мастера. Нарядные бронзовые люстры, изящные плафоны зрительного зала с оригинальными панно создавали особый праздничный фон. Зеркальные стены фойе с украшенными фресками карнизами, бронзовые украшения и массивные бра были сделаны по специальным рисункам в Париже.
Театр имел променуар — громадный люк у входа в фойе и огороженный балюстрадой из красного мрамора, впервые введенный в Москве.

В 1903 году Бальмонт подарил архитектору сборник своих стихов с надписью: «Модесту Дурнову, художнику, создавшему поэму из своей личности»

В театре шли оперетты, открылся он спектаклем "Достойная чета" «с госпожой Вяльцевой и г-ном Северским».

О Модесте Дурнове известно немного, но он был поистине яркой личностью своего времени: «денди», «демон», по нему сходили с ума Маргарита Сабашникова и первая переводчица «Дориана Грея» Анна Мерцалова: «я была бы глубоко счастлива взглянуть на Вас хоть минуту, на вокзале, почувствовать Вас, Ваш голос, столь милый мне…» — писала она ему.
В то время как демонический Модест Дурнов был счастливо женат на Марии Васильевне Востряковой, «состоятельной московской домовладелице, к тому же великолепной пианистке». Сохранился замечательный портрет Марии Васильевны исполненный Модестом Александровичем.

Антреприза месье Омона просуществовала пять лет, потом французу пришлось бежать, скрываться от кредиторов за границей, а здание занял театр "Буфф" Блюменталь-Тамарина А.Э. (1906-1909 гг.), а затем театром «Зон» по фамилии антрепренера И.С.Зона (1912-1918). Репертуар мало изменился, шли оперетки и спектакли легкого жанра.

После революции, в 1922 году в здание въезжает ТИМ — Театр имени Мейерхольда. Чтобы не было путаницы перечислю все названия театра Мейерхольда. Государственный театр им. Вс.Мейерхольда (ГосТиМ) был создан в Москве в 1920-м первоначально под названием «Театр РСФСР-I», затем с 1922 года назывался «Театр Актёра», с 1923 — «Театр Вс. Мейерхольда» (ТиМ); в 1926-м театру было присвоено название «Государственный» и «имени Вс. Мейерхольда» («ГосТиМ»).
Здесь с триумфом шли знаменитые спектакли Мастера: «Мистерия-буфф» Маяковского, «Ревизор», «Горе уму» (по комедии А.Грибоедова «Горе от ума») и другие.


ГосТим и особняк Омона. 1926-1932 гг.

В 1932 году Мейерхольд переезжает в здание театра Ермоловой, а на месте Дурновского модерна задумывает построить по истине грандиозный, небывалый театр.
Хорошо, что Модест Александрович Дурнов не дожил до этого дня. Он умер в 1928 году от гриппа, будучи заслуженным советским архитектором, профессором ВХУТЕМАСа и входил в авторский коллектив по разработке проекта «Большая Москва». Один из его биографов писал:

Во всякую эпоху бывают лица, которые не будучи сами творцами самостоятельных художественных ценностей, являются носителями и распространителем идей и вкуса. В старой дореволюционной Москве таким эстетическим авторитетом был Модест Дурнов.

Здание театра Мейерхольда. Конкурсный проект
«Здание театра Мейерхольда. Конкурсный проект» на Яндекс.Фотках

Мейерхольд задумал сделать трансформируемую сцену, игровые площадки должны были переноситься в разные места зала, крыша-купол должна была раздвигаться, свет, звук — все должно быть устроено по новому. Во время безантрактных спектаклей публика имела возможность получить напитки, а кресла для курящих были снабжены вентиляцией. Граница зал-сцена должна быть разрушена, Мейерхольд хотел «вовлечь публику в действие и коллективный процесс создания спектакля».
На Мейерхольда работала целая команда архитекторов — А.В.Щусев, М.Г.Бархин и С.Е.Вахтангов — сын Е.Б.Вахтангова.

Театр не был построен. В 1939 году режиссер был арестован, в 1940-м расстрелян. На Триумфальной площади
осталась коробка здания в кирпиче и бетоне. Здание отдали Московской филармонии, достройку поручили архитекторам Д.Н.Чечулину и К.К.Орлову. Зал с древнегреческим амфитеатром остался от Мейерхольдовского замысла.



http://synthart.livejournal.com/52765.html — пост о здании театра с кучей фотографий. Смотреть обязательно.

Сейчас это концертный зал имени Чайковского Московской филармонии.


1948-1952

 

О Модесте Дурнове http://archi.ru/files/press/gershkovich/mez04_03.htm

Июль 18, 2011

От «храма шантана» к приюту муз

Московские газеты 1902 года писали о новом театре на Триумфальной площади:

В настоящее время вся Москва приходит в восторг от нового театра. К сожалению, это новое произведение искусства не только незаслуженно возбуждает восторги москвичей, но своей пошлостью вызывает гадливое чувство во всяком мало-мальски художественно развитом человеке. Крайне обидно становится, когда узнаешь, что автором этого произведения является такой талантливый молодой художник, каким считается господин Дурнов. Тут положительно кроется какое-то недоразумение…

(more…)

Июль 8, 2011

кинотеатр «Арс»

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 17:43

Строение по Тверской улице дом 23, по старой нумерации 63 появилось в 1890 году на обширной территории бывшей усадьбы графа Разумовского, а с 1872 года достопочтенного Ивана Павловича Шаблыкина.
Иван Павлович был весьма незаурядным человеком своего времени. Сочетал он в себе деловую хватку и неисправимый романтизм русской души. Будучи хозяином обширного участка земли в Палашах, он был не только богатейшим жителем Москвы, но и первым налогоплательщиком. На правах хозяина участка он был старшиной Английского клуба по хозяйственной части, и радел о приумножении доходов Клуба. Например, выстроил в саду кегельбан. Но кегельбана было недостаточно, и задумал он, по примеру тогдашних московских землевладельцев построить по красной линии Тверской улицы доходный дом. Как человек предприимчивый и умеющий считать деньги, Иван Павлович нанял архитектора толкового, надежного и дешевого — М.Л.Никифорова. Пока он строил здание рядом с Северным флигелем усадьбы Английский клуб молчал, но когда Шаблыкин собрался застроить великолепный фасад Английского клуба с курдонером, куда подъезжали на шестерках лошадей члены клуба, совет учредителей взбунтовался и даже съехал на некоторое время во дворец князей Белосельских-Белозерских (Елисеевский). Иван Павлович извинился, клуб вернулся, здание по переулку Садовских осталось. В нем разместился магазин на первом этаже, а на втором — анфилада из трех парадных залов и некоторые подсобные помещения. В третьем была гостиница — широкий коридор и по обеим его сторонам — двери в номера. Позднее, когда на место Ивана Павловича пришел его сын Павел, клуб в 1894 году выкупил усадьбу под свои нужды, оставив Шаблыкину северный флигель и должность старшины. К этому времени имущество Шаблыкиных попало под опеку, сын не был столь бережлив и сдержан в расходах. Многие говорили о проклятье, в связи с перестройкой северного флигеля. Дескоть, взялся Павел Иванович перестраивать домовую церковь Разумовских и надстроил ее третьим этажом. Церковь же, как известно, должна крышей соприкосаться с небом. Вот и попал после этого под опеку, а это равнозначно разорению. Таким образом, северный флигель и пристройка-гостиница остались у наследников Шаблыкина и позднее перешли в собственность графа Капниста.
В справочнике "Москва 1901 год" по этому адресу значатся меблированные комнаты у некой Ботъ Ольги Павловны, а также меблированные комнаты "Луч" Гусятниковой Матрены Афанасьевны.

(more…)

Июль 5, 2011

Весь мир театр

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 18:47

Наша Наташка, когда была маленькая всегда говорила: «Театральная площадь, как сказка о трех медведях: Большой театр — папа, Малый театр — мама, а наш театр — детка.»

Начнем с дома Полторацкого. Костантин Маркович Полторацкий был сыном Марко Федоровича Полторацкого, сына Черниговского казака, обладавшего столь прекрасным голосом, что Елизавета Петровна взяла его в Петербург и даже назначила в 1776 году директором придворной певческой капеллы. Сам Константин Маркович — прекрасный офицер, бравый командир, кавалер орденов и прочая и прочая. Пока папенька с маменькой жили в селе Красном Старицкого уезда, он побывал во многих сражениях. В 1830 году ушел в отставку. По воспоминаниям современника, офицеры и солдаты Нашебургского полка плакали при прощании с ним, настолько сильную любовь и расположение подчинённых он заслужил. Тогда же он был назначен назначен Ярославским гражданским губернатором и со своей женой Софьей Борисовной Голицыной уехал в Ярославль, а в 1842 году ушел со службы по нездоровью и уехал на жительство в Санкт-Петербург. Вот и скажите мне теперь, когда же он в доме на Петровской площади успел побывать. Когда успел обзавестись землей в Москве и построить на ней дом? Да такой, что он до сих пор носит его имя. Поговаривают даже, что племянница Константина Марковича, Анна Петровна Керн бывала в стенах этого дома.

(more…)

Older Posts »

Блог на WordPress.com.