Записки старушки Мадикен

Октябрь 26, 2012

Маяковский Владимир Сергею Есенину

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 13:44

Еще два современника, два полюса, два голоса. Они пробовали договориться и поработать вместе, но лучше у них получались диспуты в Политехническом. Вместе хорошо было спорить и соперничать, сотрудничать вместе не сложилось.
В декабре 1925 году Есенина не стало, а в 1926 в Тифлисе, в типографии » Заря Востока » вышла книжка Маяковского «Сергею Есенину», оформленная А.Родченко.

Вы ушли,
как говорится,
в мир иной.

(more…)

Октябрь 25, 2012

история одного портрета

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 17:27

Два современника, жившие в Москве 20-х: Маяковский и Булгаков. Они все видели по-разному. Бродя по одним и тем же улицам, они смотрели на них каждый по-своему.

Подробности полемики и самый редкий портрет Булгакова

Октябрь 9, 2012

В 1920 ей исполнилось 28 лет…

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 07:49

Самый пронзительный рассказ про Цветаеву, наверное, у Федора Степуна:

Осенью 1921-го года мы шли с Цветаевой вниз по Тверскому бульвару. На ней было легкое затрапезное платье, в котором она, вероятно, и спала. Мужественно шагая по песку босыми ногами, она просто и точно рассказывала об ужасе своей нищей, неустроенной жизни, о трудностях как-нибудь прокормить своих двух дочерей.

Мне было страшно слушать ее, но ей было не странно рассказывать: она верила, что в Москве царствует не только Ленин в Кремле, но и Пушкин у Страстного монастыря. «О, с Пушкиным ничто не страшно».
Идя со мною к Никитским воротам, она благодарно чувствовала за собою его печально опущенные, благословляющие взоры.

Даже и зимой, несмотря на голод и холод, она ночи напролет читала и писала стихи. … В мансарде 5 градусов Реомюра (маленькая печурка, так называемая «буржуйка», топится не дровами, а всяким мусором, иной раз и старыми рукописями).
Марина, накинув рваную леопардовую шубенку, сидит с ногами на диване; в черной от сажи руке какая-нибудь заветная книжка, страницы которой еле освещены дрожащим светом ночника…

Как она встречала свой 28-й, 29-й день рождения. Помнила ли о нем? Как она, дочь Ивана Цветаева, создавшего для Москвы Музей, бродила по темным улицам Города, усеянного лошадиными трупами.

Сентябрь 25, 2012

Башня

Filed under: Uncategorized — Метки: , — Записки старушки Мадикен @ 11:14

Революционные стихотворения в прозе писал не только М.Горький. Был такой поэт А.Гастев, писал стихи в прозе, печатался в журналах и газетах. Анкету можно зачитывать в фильме А ля Штирлиц: член ВКПб, создатель и руководитель Центрального института труда. Идеолог Пролеткульта, квартира в Камергерском переулке в «Доме писательского кооператива». Это вам не 6 метров писательского общежития. Так вот.

Башня Татлина произвела на него неизгладимое впечатление, и вот результат (не целиком). 1923 год.

На жутких обрывах земли, над бездною страшных морей выросла башня, железная башня рабочих усилий.
Долго работники рыли, болотные пни корчевали и скалы взрывали прибрежные.
Неудач, неудач сколько было, несчастий!
Руки и ноги ломались в отчаянных муках, люди падали в ямы, земля их нещадно жрала.
Сначала считали убитые, спевали им песни надгробные. Потом помирали без песен провальных, без слов. Там, под башней, погибла толпа безымянных, но славных работников башни.
И все ж победили… и внедрили в глуби земля тяжеленные, плотные кубы бетонов-опор.
Бетон, это — замысел нашей рабочей постройки, работою, подвигам, смертью вскормленный.

(more…)

Сентябрь 20, 2012

Память

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 10:21

Читая «Вторую книгу» Надежды Мандельштам

Чтобы легче запоминать адреса, я люблю кого-нибудь «селить» в тех домах, о которых пишу или читаю. Так и запоминать, и гулять интереснее. Дом Герцена просто кишмя кишит народом. Во-первых, тут три писателя, с именами которых дом связан напрямую. Но ни один писатель толком к дому не относится. Герцен в честь которого назван сам дом почти не жил здесь, его пятимесячного увезли отсюда родители, бежавшие из военной Москвы. Горький, в честь которого институт, тоже не в счет. У нас одно время все было имени Горького. Булгаковский мистический «Грибоедов» сгорел в мистическом же огне.

Недавно на доме появилась мемориальная доска, которая напоминает о том, что здесь жил поэт Мандельштам. Это было в начале 1920-х, когда Мандельштам с женой приехали в Москву из Киева. «О Петербурге не было и речи. Мандельштам не поехал туда, даже чтобы повидать отца. У него не было сил возвращаться в «мрак небытия»».
Жилье для них нашлось в общежитии Дома Герцена.

«Правительство отдало писательским организациям Дом Герцена, где Герцен, кажется, никогда не жил. Деляги успели продать датчанам-концессионерам лучшую часть левого от входа строения, в одну из квартир которого и во флигель справа от входа, сырой и омерзительный, вселяли бздомных писателей. Мы въехали одними из первых, когда оба дома еще пустовали».

«Похабный особняк» называл этот дом Мандельштам, «похабный особняк» с видом «на двенадцать освещенных иудиных окон». Хлебникову отказали даже в маленькой коморке.

Хлебников появился в Москве в 1921-22 годах, ободранный и больной. Его хотели оставить в кафе «Домино», о нем хлопотали Брики. Мандельштам требовал для Хлебникова комнаты у Бердяева, который тогда был председателем Союза Писателей и распоряжался жилплощадью в общежитии Дома Герцена. «Требование свое Мандельштам мотивировал тем, что Хлебников величайший поэт мира, перед которым блекнет вся мировая поэзия, а потому заслуживает комнаты хотя бы в шесть метров». Отказ. Хлебников ушел, чтобы никогда уже не вернуться. «Его просто выбросили из Москвы в последнее странствие».

Мандельштам с женой уехали на Якиманку в 1923 году. Тогда его уже перестали печатать.

В начале тридцатых годов встал вопрос о том, чтобы предоставить Мандельштамам вторую комнату. Тут в дело вмешалась сестра Ленина: «которая настояла, чтобы Мандельштаму не дали вторую комнтау в трущобном флигеле Дома Герцена, но предоставили ее некому Рудерману. У нее был один довод, который она произносила с убежденностью старой подпольщицы: «Нехорошо, если у одного писателя две комнаты, а у другого ни одной». Она, бедная, оторвалась от жизни и понятия не имела, у кого сколько комнат. Зато у нее были принципы».

Наверное, важно, что на стене появилась эта доска. И важно помнить, не только где, но и как жил поэт.

Сентябрь 4, 2012

Толстые и их соседи

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 09:27

Недавно гуляли с друзьями по Девичьему полю, зашли в Корсаковку, сидели на лавочке рядом с клиникой под кленами, которые раньше были аллеей. Потом мы побрели вдоль высокого краснокирпичного забора. Составить себе представление о знаменитом саде клиники можно по кронам деревьев, которые уже сильно возвышаются над красными кирпичами. Забор кончился, и мы шли мимо хрущевок, детских площадок, полисадничков – все они стоят на территории сада, который принадлежал семейству Толстых, которые жили здесь с 1882 года.


Сад хамовнической усадьбы. Осень.

Усадьбу в Долго-Хамовническом переулке Толстой купил в июле 1882 года у коллежского секретаря Ивана Александровича Арнаутова. Вот что пишет об этом в своих воспоминаниях Анна Васильевна Левицкая, одна из Олсуфьевых, когда-то огромный участок земли между Олсуфьевским и Долго-Хамовническими переулками принадлежал Олсуфьевым:
«Однажды, летом 1880 года, Толстой, обедая у нас, сказал, что он с ужасом думает и не может себе представить, как живя в Москве, ему придется ходить по мостовой, которую он терпеть не может. Когда он заявил об этом, мой отец сказал Толстому: возьмите дом рядом с нашим садом в Хамовническом переулке. Оттуда Вы сможете постоянно ходить гулять на Воробьевы горы, ни разу не ступая на мостовую, переходя из Вашего сада в наш сад. После обеда мы повели Толстого осматривать этот дом. Пройдя через наш сад, мы, отодвинув одну доску в нашем заборе, очутились в саду купца Арнаутова.
Льву Николаевичу очень понравился как дом, так и сад, и мы вскоре узнали, что он приобрел это имущество».

(more…)

Июль 17, 2012

Держите марку военного флота… (c)

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 08:21


1910

После революции и переезда советского правительства в Москву «Лоскутная» гостиница стала «чем-то вроде общежития Комиссариата по морским делам». В вестибюле — пулемет «максим», на лестницах — вооруженные матросы.
В это время в ней жила Лариса Михайловна Рейснер: «в комнате Ларисы — полевой телефон, телеграфный аппарат «прямого провода», на столе — черствый пайковый хлеб и браунинг. Соседом по комнате был знаменитый матрос Железняков. Тот самый, который сказал: «Караул устал!» и разогнал Учредительное собрание».

(more…)

Июнь 19, 2012

Кологривовы и Ко

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 09:42

Решила-таки выяснить, кто же был хозяином дома 22 по Тверской. Вот что получилось:

Жаль, что одному из интересных домов в Москве не суждено было сохраниться до наших дней, а дом того стоил. Он был жемчужиной Тверского бульвара: огромный, выдержанный в строгом классическом стиле. Его называли «энциклопедия классических архитектурных декораций».
Хозяином дома был Андрей Семенович Кологривов. Был он из древнего славного рода Кологривовых. У Брокгауза и Эфрона читаем: «дворянский род, от Радши, потомок которого в десятом колене Иван Тимофевич Пушкин прозваный Кологрив, был родоначальником Кологривовых».

(more…)

Февраль 6, 2012

Дом Варгина на Тверской

И опять я вернулась к Варгину, к Тверской улице.


1902

Варгин звучит гораздо представительнее, чем Варежкин, хотя варьги и варежки — это одно и то же, и фамилию Варгин или тогда это было прозвище получил серпуховский родоначальник семейства, монастырнский крестьяни Василий сын Алексеев. Поставлял он монастырю теплые рукавицы, за что и был прозван Варгиным.

(more…)

Август 8, 2011

Леонидов: Старица, Москва, конструктивизм

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 09:13

В юбилейном выпуске «Старицкого вестника» по случаю дня города, который у нас приурочен к Ильину дню, но всякий раз переносится на выходные, опубликовали список знаменитых старичан. И там, рядом с фамилией Лажечникова, о котором вспомнают, помнят и пишут каждый месяц, я увидела фамилию Леонидов. Оказалось, что Иван Ильич Леонидов — архитектор-конструктивист родился и вырос недалеко от Старицы, на хуторе Власиха. Это как раз по дороге в Берново, только на Берново мы сворачиваем направо, а прямо будет Луковниково и Бабино, а там и до Власихи рукой подать.
Отец Леонидова работал сторожем-лесником, а сам Иван Ильич окончил четыре класса сельской школы и числился в учениках деревенского иконописца.

Дальше Петроград, революция, Леонидов возвращается и работает секретарем Бабинского волисполкома. В 1920 году он поступает учиться во вновь организованные в Твери «Свободные художественные мастерские», Москва, ВХУТЕМАС. Леонидову тогда было 19 лет, а в 20 он уже работал в мастерской Александра Веснина.

(more…)

Older Posts »

Блог на WordPress.com.