Записки старушки Мадикен

Январь 25, 2012

Что пил Кавафис

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 17:58

Машка пришла как-то с конкурса чтецов. Она читала Ахматову «Сжала руки под темной вуалью» — ее выбор, ее настроение. На конкурсе, конечно, не оценили ни выбора, ни настроения. Машка пришла злая, долго фыркала, потом сказала: «Ну ладно же. В следующий раз Кавафиса прочту. «Хочу вина!»»

Так вот, возвращаясь к вопросу, что же пил Кавафис,
привожу отрывок из статьи о Э.М.Форстере Андрея Куприна:

В Александрии Форстер посещает салон Кавафиса, греческого поэта, которого высоко ставил Оден и многие другие ценители, но который до сих пор мало известен нашему читателю. Дом Кавафиса был открыт для друзей ежедневно с пяти до семи вечера. Гостям предлагалось два сорта виски и интеллектуальное общение. Кавафис с его своеобразной поэтикой гомосексуальности произвел большое впечатление на Форстера, сделавшего все, чтобы стихи александрийского гения появились в английских переводах. Заметим, что в ответ Кавафис даже не удосужился прочитать произведения Форстера. Впрочем, у Кавафиса был хороший вкус, но дурной характер.

Кстати Оден на русском вышел. Может, Машке Одена подсунуть…

Реклама

Ноябрь 26, 2011

Пока не началось. Или уже началось?

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — Записки старушки Мадикен @ 18:00

Константинос Кавафис Двое юношей, лет 23-24

Он с полдесятого сидел в кофейне
и ждал того, другого: скоро явится.
Настала полночь — он все ждал и ждал.
Уж полвторого; никого почти
в кофейне опустевшей не осталось.
Что за тоска — сидеть, уставившись в газету,
в одну и ту же строчку. Жалкие три шиллинга
в кармане были — а теперь всего один:
чтобы в кофейне оставаться, приходилось
заказывать то кофе, то коньяк.
Все сигареты выкурил давно.
Как изнурительно пустое ожиданье.
От многочасового одиночества
одолевают тягостные мысли
о пустоте бессмысленной, распутной жизни.

Но вот явился друг — и все прошло:
усталость, скука, горькие раздумья.

Какая неожиданная радость:
он шестьдесят сегодня фунтов в карты выиграл.

Пленительная юность, красота обоих
и нежная взаимная любовь —
все ожило, взыграло, засияло.
Подумать только, целых шестьдесят.

И радостные, бодрые, влюбленные,
они пошли — но не домой, к почтенным
своим семействам (где их, впрочем, и не ждали),
а в хорошо знакомый дом разврата,
особый дом; и заказали спальню,
и заказали дорогие вина.

И пили в спальне дорогие вина,
и наконец, под утро, к четырем часам
блаженно предались любви.

Перевод Е.Смагиной

Хочу кинофильм посмотреть «Выходные» в сообществе Другое кино его очень хвалят «Всё, что вы хотели знать о геях, но боялись спросить»

Надо пользоваться случаем, пока закон «Об административных правонарушениях» не вступил в силу. Там же в статьей о штрафах за «публичные действия, направленные на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних» предлагается установить за пропаганду штраф в размере от одной до трех тысяч рублей для частных лиц, от трех до пяти тысяч для должностных и от 10 до 50 тысяч для юридических.

Сразу вспоминается Довлатов:

— А у нас за гомосексуализм сажают.
— А за геморрой у вас не сажают?

(more…)

Июль 20, 2011

Опять

Filed under: Uncategorized — Метки: , — Записки старушки Мадикен @ 20:15

Один раз был у Лехи день рождения. Точнее дни рождения у него каждый год, но этот разговор произошел один раз (хотя я уже могла про него писать, но вчера было просто де-жавю — извините мой французский).
Сначала разговор. Мы сидели с Лешкиными друзьями и они спрашивали меня, чтобы было, если бы Лех было много и они все бы вдруг пришли и…
— Попросили есть?
Я говорю: Не беда, покормлю.
— Попросили что-нибудь зашить?
«Не беда, зашьем-постираем.»
— Привели друзей?
— Ну, вы же сидите, я вас не гоню.
И тут Лешкина однокурсница и говорит:
— Приходят они и говорят: «Зин, я книжек купил.»
Вот тут я и сдалась: «Нет,» — кричу. — «Только не это.»

Вчера приходит с пакетом таким немаленьким: «Книжек купил.»
— Платон! — На стол ложатся четыре увесистых тома. «А..а…а….апять Платон?» — «Это новый перевод. Я буду сравнивать и даже не думай его на дачу увозить.»
Потом на стол ложится том Анна Комнина «Алексиада». Автор — дочь царя Византийской империи, которая родилась в 1083 году. Ну тут я ничего не могу сказать, мне Лешка первый абзац прочитал, оно того стоит: «Поток времени в своем неудержимом и вечном течении влечет за собою все сущее…»

И… Кавафис. Он думал, что это книга стихов, а оказалось — проза.

Кстати там интересная статья «Бесчеловечные любители животных». Очень надо сказать правильная статья, злободневная. И начинается она фразой, под которой я готова подписаться: «Любовь к животных и любовь к людям не всегда уживаются в одной и той же личности, а любопытнее всего то, что часто происходит обратное…»

Куда я это все буду ставить 🙂

Апрель 10, 2011

Оттенки пейзажа

Filed under: Александрия — Метки: , — Записки старушки Мадикен @ 09:43

Notes for landscape tones. Long sequences of tempera. Light filtered through the essence of lemons. An air full of brick-dust — sweet smelling brick dust and the odour of hot pavements slaked with water. Light damp clouds, earth-bound yet seldom bringing rain. Upon this squirt dust-red, dust-green, chalk-mauve and watered crimson-lake. In summer the sea-damp lightly varnished air. Everything lay under a coat of gum.
And then in autumn the dry, palpitant air harsh wish static electricity, inflaming the body through its light clothing. The flesh coming alive, trying the bar of its prison. A drunken whore walks in a dark street at night, shedding snatches of song like petals. Was it in this that Anthony heard the heart-numbing strains of the great music which persuaded him to surrender for ever to the city he loved?
the sulking bodies of the young begin to hunt for a fellow nakedness, and in those little cafes where Balthazar went so often with the old poet of city, the boys stir uneasily at their backgammon under petrol-lamps: disturbed by this dry desert wind — so unromantic, so unconfiding — stir, and turn to watch every stranger. they struggle for breath and in every summer kiss they can detect the taste of quicklime…

Намечу оттенки пейзажа… Длинная череда темперных красок. Свет сбрызнут лимонной эссенцией. Воздух полон кипричной пыли, сладко-пахнущей кирпичной пыли и аромата горячих тротуаров, напоенных водой. Свет подавляет стелящиеся облака, изредка приносящие дождь. Дальше — струи пыльно-красного, пыльно-зеленого, меловый (выбеленный) розово-лиловый и озеро темно-красной акварели. (и размытое темно-красное озеро) Летом воздух слегка наполнен морской влагой. Все лежит под смоляным одеялом.
Затем, осенью сухой, пульсирующий воздух, становится жестким от статического электричества, пронизывающим тело сквозь легкую одежду. Плоть оживает, испытывая границы своей тюрьмы. Пьяная шлюха, бредущая во мраке ночной улицы, теряет обрывки песни как лепестки. Было ли так же, когда Антоний услышал щемящий сердце отголосок великой музыки, который убедил его навсегда отказаться от города, любимого им?
Угрюмые молодые тела начали охоту за приятельской наготой, и в том маленьком кафе, куда Бальтазар так часто приходил со старым поэтом города, молодые люди удобно расположились играть в триктрак под керосиновыми лампами: прерываемые сухим ветром пустыни — таким неромантичным, таким невнушающим доверия — расположились и оборачиваются посмотреть (косятся) на каждого незнакомца. Они борятся за каждый вздох и в каждом летнем поцелуе могут ощутить вкус негашеной извести.

И после каждого летнего поцелуя на губах остается вкус негашеной извести…

Оттенки пейзажа есть у Бридгмана


Женщины на кладбище в Алжире

Что-то мне подсказывает, что Бальтазара был любовником Кавафиса. Вот старый греховодник! Уж не ему ли посвящено

О чем-то рядом говорили, это нечто
мое вниманье привлекло к дверям кофейни.
И я увидел ослепительное тело, —
его, наверное, Любовь создать хотела,
свой горький опыт сделав мерой красоты,
вселяя радость, свет гармонии высокой,
волненье в стройные скульптурные черты
и тайный след своих ладоней оставляя
как посвященье — на челе и на устах.

(Кавафис «у входа в кафе» перевод Ю.Мориц, 1915)

Антоний стоит у окон дворца. Дионис, отказавшийся помогать ему, уходит по главной улице Александрии, сопровождаемый оркестром. Музыка удаляется, Антоний остается один.
«Перед решающей битвой с Цезарем, часовые перед дворцом слышат доносящиеся из-под земли звуки гобоев. Это дурной признак — покровитель Антония бог Геркулес оставляет его»… Так у Шекспира написано.

Плутарх описывает эту ночь перед решительным боем Антония и Октавиана так: Антоний услышал звуки музыки «приближающиеся из центра города к воротам. То Дионис, которого любил Антоний, и который любил его, шел по Канопской дороге к Воротам Солнца.»

Бог покидает Антония

Когда ты слышишь внезапно, в полночь,
незримой процессии пенье, звуки
мерно позвякивающих цимбал,
не сетуй на кончившееся везенье,
на то, что прахом пошли все труды, все планы,
все упования. Не оплакивай их впустую,
но мужественно выговори «прощай»
твоей уходящей Александрии.
Главное – не пытайся себя обмануть, не думай,
что это был морок, причуды слуха,
что тебе померещилось: не унижай себя.
Но твердо и мужественно – как пристало
тому, кому был дарован судьбой этот дивный город, –
шагни к распахнутому окну
и вслушайся – пусть с затаенным страхом,
но без слез, без внутреннего содроганья, –
вслушайся в твою последнюю радость: в пенье
странной незримой процессии, в звон цимбал
и простись с навсегда от тебя уходящей Александрией.

Константинос Кавафис, перевод Геннадия Шмакова, редакция И.Бродского

Сильно ли изменился город с тех пор…

Март 24, 2011

Что же пил Кавафис…

Filed under: Uncategorized — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 09:30

Посмотрела перевод «Вакхического» стихотворения в английском варианте Мендельсона.

Brindisi
Exhausted by the world’s seductive instability,
inside this cup of mine I’ve found tranquility;
Life and hope within it I enclose, and longings:
give ye me to drink.

Here, distant from the woes of life, and from its storms,
I’m like a sailor who’s been rescued from the whelm,
and finds himself aboard a ship that’s safe in harbor:
give you me to drink.

O! heat of wine salubrious, you send away
every icy influence: nor envy’s chill, nor hate’s,
nor shame’s, nor calumny’s comes near to me:
give ye me to drink.

No longer do I look upon the graceless truth stripped nude.
I enjoyed another life, I have a world that’s new;
and now I find myself upon the spreading field of dreams —
give, give me to drink!

And if it’s poison, and I find the bitterness
of death within it, I have yet found happiness,
delight, and joy, and exaltation in the poison:
give ye me to drink!

Все-таки и в этом переводе говорится о вине (третья строфа)

О согревающее целебное вино, ты прогоняешь прочь
Все, что замораживает меня: ни холод зависти, ни ненависть,
Ни стыд, ни клевета не подойдут ко мне близко:
Дайте же мне выпить.

Так что он не греется вином, и прогоняет не холод, а остужающие его душу чувства. Но, видать, пьет много 🙂

В переводе Е.Смагиной это звучит так.

О ты, целебный жар вина! От хлада и озноба спасаешь ты.
Ни дрожь стыда, ни клевета, ни злоба,
ни ледяная ненависть мне больше не страшна.
Хочу вина.

Хорошо звучит. От «хлада и озноба спасаешь ты» не очень правильно, но остальное красиво и звучно.

Кстати здесь стихотворение названо «Бриндиси». Я нашла только город на каблуке итальянского сапога, который носит это название. «В древности (под названием Брундизий) лучшая римская гавань на берегу Адриатического моря. С 266 до н. э. находился под властью римлян. Будучи конечным пунктом Аппиевой дороги.» (БСЭ)

Март 23, 2011

Обещанный Кавафис

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 09:55

Константинос Кавафис родился в Александрии (Египет) в 1863 году и умер там же семьдесят лет спустя от рака горла. (Иосиф Бродский «На стороне Кавафиса»)

Трудно объять необъятное. Вряд ли я в одном посту смогу описать все, что хотелось бы рассказать о Константиносе Кавафисе.
Если говорят о литературной Александрии, то говорят о Кавафисе, Форестере, Даррелле. Двое из них англичане, и только Кавафис грек, который родился в Александрии, недолго жил в Англии и умер в Александрии.

(more…)

Блог на WordPress.com.