Записки старушки Мадикен

Август 1, 2011

Жили у бабуси

Filed under: дневник — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 08:21

Эта компашка была поймана недавно в пяти километров от дома. Шерзод выпустил их на травку, они пошли купаться на Волгу и их унесло течением. Но от нашего Шерзода просто так не убежишь. Бандитское формирование было поймано и водворено на место. Теперь они пасутся около дома, откуда убежать вроде нельзя, только если с боем прорваться к калитке, но это им пока не удалось. Сейчас им доступен только терроризм, а иначе говоря минирование подступов к дому. Зато мы развлекаемся тем, что сидим на терраске и представляем их в яблоках на Рождество. Под такие разговоры можно простить что угодно 🙂

Реклама

Июль 27, 2011

Filed under: дневник — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 19:35

Просто ломки какие-то. Так неудобно без жж, одиноко и тоскливо. Народ тихонько расползается по каким-то dreamAM и е-блогам. Я тоже попробовала, но пока успешно только здесь.
Пока не могу научиться убирать под кат свои длиннющие опусы, почему-то все жж-коды проходят, кроме катов.

Апрель 20, 2011

Тебе

Filed under: дневник — Записки старушки Мадикен @ 22:59

Я – это я, он – это ты, они – это они.

Школа была полна звуков весны и приближающихся каникул. Окна блестели солнечными лучами, в них отражались лужи и голубое небо. Я бежала по лестнице на первый этаж, разворачивая на ходу конфету, но на последней ступеньке меня поймал Олег. Рядом с ним стоял мальчик, с которым каждая девчонка нашей школы хоть раз мечтала сходить в кино.
— Хочу познакомить тебя со своим другом, — медленно сказал Олег. Он вообще говорил медленно.
Я встала на ступеньку повыше, чтобы оказаться одного роста с Олегом, недаром его звали Длинный, и засунула в рот конфету.
— Знакомь.
— Леха Одолламский – Зинкатимофеева, — почему-то все в школе говорили мое имя и мою фамилию в одно слово.
Я медленно положила фантик на ступеньку, теперь никто не скажет, что я бросаю мусор, и протянула освободившуюся руку.
— Ай-яй-яй, как не стыдно, — сказал Лешка.
Я поплевала на ладошки и потерла ими щеки, которые должны были стать после этого красными.
— Очень стыдно, — как можно более убедительно сказала я.
Уж поверьте, я сделала все, чтобы остаться в памяти.
В кино мы тогда не пошли, зато школьные завтраки превратились для меня в сплошной цирк. Как только я появлялась в дверях столовой, ко мне тут же подходил Лешка. «Собралась поесть? Опять?! Ведь это ужас. Как ты можешь здесь есть? Тебе разве не жалко этот блинчик? Посмотри на него, он не хочет, чтобы ты его ела. А это какао? Ты его что, пить собираешься? » Дальше следовали какие-то слова о длинной, очень длинной молекуле глюкозы, которая обязательно должна была запутаться в моих кишках, какао благополучно выливалось в школьный фикус, стоявший в углу столовки, я хохотала и давилась блинчиком. Я даже не помню, как реагировали на все это окружающие, потому что их просто не видела.
Надо сказать, что мы не были парой. У Лешки была девушка, я тоже была в кого-то влюблена. После школы мы даже не встречались, и в армию я Лешку не провожала и не ждала, когда он вернется. Вернулся он неожиданно и тут же встретил меня в дверях, когда я пришла на день рождения все того же Олега. Как ни странно, но Олега дома не оказалось, он ушел встречать гостей, а мы с Лешкой столкнулись нос к носу у распахнутой двери, и с тех пор, кажется, уже и не расставались.
Мы ели клубнику, Лешка писал на салфетках цитаты из Хармса и Волошина, обещал отвезти меня летом в Коктебель, и было совсем не похоже, что всего неделю назад он вернулся из армии. Кстати, это все Лешкино вранье, что я сидела у него на руках уже на том же дне рождения. Клубникой он меня кормил, это точно, но на руках я у него сидела много позже, почти через неделю. Вот тогда я у него с рук просто не слезала. Дело в том, что хотя было и не похоже, что он пришел из армии, но по косвенным признакам это можно было определить. В частности это выражалось в том, что каждый день он должен был проходить по 40 километров, уж не знаю, вся ли это протяженность российско-норвежской границы, но именно столько нужно было пройти «в наряде». Я столько ходить не могла, поэтому выполняла роль рации, вещь-мешка и автомата вместе взятых, а попросту говоря, сидела у Лешки на шее.
Это было в июле, двадцать лет назад, а в августе он сделал мне предложение.

Блог на WordPress.com.