Записки старушки Мадикен

Июль 17, 2012

Держите марку военного флота… (c)

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — Записки старушки Мадикен @ 08:21


1910

После революции и переезда советского правительства в Москву «Лоскутная» гостиница стала «чем-то вроде общежития Комиссариата по морским делам». В вестибюле — пулемет «максим», на лестницах — вооруженные матросы.
В это время в ней жила Лариса Михайловна Рейснер: «в комнате Ларисы — полевой телефон, телеграфный аппарат «прямого провода», на столе — черствый пайковый хлеб и браунинг. Соседом по комнате был знаменитый матрос Железняков. Тот самый, который сказал: «Караул устал!» и разогнал Учредительное собрание».

Лариса Михайловна Рейснер – комиссар Балтфлота. До революции Лариса Михайловна была членом петербургского «Кружка поэтов», членами которого были Лев Никулин, Осип Мандельштам и Всеволод Рождественский. Она писала стихи под псевдонимом «Лео Ринус», и ее драма «Атлантида» была опубликована в альманахе «Шиповник» 1913 года издания. Историей литературы с ней занимался Леонид Андреев, ее любовником был Николай Гумилев.

После революции 1917 года, она выходит замуж за замнаркома по морским делам Федора Раскольникова.

«Пружина, заложенная в жизнь этой счастливо одаренной женщины, разворачивалась просторно и красиво… Из петербургских литературно-научных салонов — на объятые огнем и смертью низовья Волги, потом на Красный флот, потом — через среднеазиатские пустыни — в глухие дебри Афганистана, оттуда — на баррикады Гамбурского восстания, оттуда — в угольные шахты, на нефтяные промыслы, на все вершины, во все стремнины и закоулки мира, где клокочет стихия борьбы, — вперед, вперед, вровень с революционным локомотивом несся горячий неукротимый скакун ее жизни», — писал о ней Михаил Кольцов .

Заставший Ларису в номере «Лоскутной» Лев Никулин, становится свидетелем ее телефонного разговора:
— Мы расстреливаем и будем расстреливать контрреволюционеров! Будем! Британские подводные лодки атакуют наши эсминцы, на Волге начались военные действия… Гражданская война. Это было неизбежно. Страшнее — голод…

Вот она – Комиссар из пьесы В.Вишневского «Оптимистическая трагедия» — красивая, сильная, решительная женщина. Именно она была на борту крейсера «Аврора» в тот вечер 25 октября 1917 года.

«К напряженно молчащей толпе мужчин откуда-то подходит женщина. Её появление кажется странным, невозможным, нарушающим давние понятия. Кажется, что от первых же вопросов, заданных грубыми голосами, с этой женщиной произойдёт что-то непоправимое», — так впервые в пьесе зритель видит женщину-комиссара. А дальше действительно случается непоправимое. На первый же грубый вопрос: «Ты к кому ехала, а?» в ответ летит «пуля комиссарского револьвера». И опять вспоминаются слова, сказанные Рейснер в Лоскутной: «Гражданская война. Это было неизбежно.»

Была там какая-то история с неодетым Троцким, и вроде бы как Раскольников вошел… Неважно. Из Кронштада его уволили после мятежа. А после этого был Афганистан, и эмир был покорен ее красотой.

Не удалось Ларисе Михайловне Рейснер повторить судьбу своей героини из «Оптимистической трагедии». Она умерла от брюшного тифа, когда ей едва исполнилось тридцать лет. Эклеров, знаете ли, наелась…

Это было уже в Москве, она ушла от Райскольникова и стала любовницей Карла Радека, а потом… умерла.

«Комиссар мертва. Полк головы обнажил. Матросы стоят в подъёме своих нервов и сил — мужественные. Солнце отражается в глазах. Сверкают золотые имена кораблей. Всё живёт. Пыль сверкает на утреннем солнце. Восторг поднимается в груди при виде мира, рождающего людей, плюющих в лицо застарелой лжи о страхе смерти». (Оптимистическая трагедия)


Алиса Коонен в роли Комиссара

Играла ли тогда гармонь «мотив незабвенного 1905 года» или играл оркестр. Не дожила она до страшного 1937, осталась комиссаром. Может быть, это и ответ на вопрос Михаила Кольцова: «Зачем было умирать Ларисе, великолепному, редкому, отборному человеческому экземпляру?».

А ведь у Бориса Пастернака героиню из «Доктора Живаго» тоже не спроста зовут Лариса… и Блок ее любил…

Бреди же в глубь преданья, героиня.
Нет, этот путь не утомит ступни.
Ширяй, как высь, над мыслями моими:
Им хорошо в твоей большой тени.

Это Пастернак

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: