Записки старушки Мадикен

Май 14, 2012

Революционная бабушка кафе-поэтных салончиков.

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 13:17

1917 год. Тревоги, надежды, поиск нового. Василий Каменский открывает «Кафе поэтов». Помещение — старая прачечная, находившаяся где-то возле дома московского губернатора на Тверской. Не генерал-губернатора, а просто губернатора — угол Тверской и Настасьинского переулка, вход с переулка вниз. Стены прачечной расписаны гениальной рукой Давида Бурлюка, самого Каменского, и их друзей. Каменский вспоминал: «Сейчас же явились туда художники Давид Бурлюк, Жорж Якулов, Валентина Ходасевич, Татлин, Лентулов, Ларионов, Гончарова—и давай расписывать по общему черному фону стены и потолки.

На стенах засверкали красочные цитаты наших стихов.
Бурлюк над женской уборной изобразил ощипывающихся голубей и надписал:
Голубицы, оправляйте перышки.»

Попасть вечером в кафе было целым приключением. Рюрик Ивнев вспоминал об этом так:

С полуосвещенной Тверской мы свернули в темный Настасьинский переулок и начали на ощупь пробираться вдоль стен маленьких одноэтажных домиков к месту, где горели два тусклых фонаря, еле освещавших огромный плакат, на котором расцвеченными вычурными буквами анонсировано выступление трех поэтов: Каменского, Маяковского и Бурлюка. Фамилия Луначарского была поставлена хотя и на видном месте, но набрана не таким крупным шрифтом. Ройзман, шедший рядом, чертыхался:
– Выбрали же место. Здесь черт ногу сломит.
– Не забывай, что здесь кафе футуристов.
– Ну, знаешь, есть предел всякому чудачеству.
– Что бы ты сказал, если бы жил в Петербурге тысяча девятьсот тринадцатого года.
– При чем здесь Петербург?
– Там было знаменитое литературное кафе «Бродячая собака».
Какая-то собака шмыгнула мимо нас. Матвей вздрогнул от неожиданности.
– В Петербурге, как я слышал, собака была на плакате, а здесь шныряет по темному переулку, черт бы ее побрал! Она запачкала мне брюки…

Как и «Бродячая собака» «Кафе поэтов» нашло приют в прачечной.


Вот собственно это здание. Дом гражданского губернатора, вид с Настасьинского переулка. Где же тут вход в прачечную…

В воспоминаниях Н.Н.Захарова-Мэнского тоже говорится о маленьком домике: » Кафе футуристов, как правильнее было бы назвать «Кафе поэтов», помещалось в длинном сараеобразном, одноэтажном доме на углу Тверской и Настасьинского переулка. Ранее в этом помещении была прачечная. Фонарь у входа освещал маленькую черную дверь с надписью белой краской, гласившей – «Кафе поэтов» . Небольшая передняя вела в миниатюрный зал расписанный в ультра футуристическом стиле12 . Почти что от двери до самой эстрады, на которой находилось пианино, тянулись длинные узкие столы. Налево от входа помещался буфет-прилавок, а за ним дверь и окно в кухню».


Это же угол Настасьинского переулка. Если так, вот в этих домиках и было кафе.

Черные залы прачечной были расписаны клеевыми красками. Валентина Ходасевич вспоминала о своем вкладе в дело кафе, как о маленьком подвиге:

Осенью 1917 года, возвращаясь из Коктебеля, я остановилась у родителей в Москве. Утром звонок – иду открывать. С удивлением вижу Маяковского. Он никогда ни у меня, ни у моих родителей не бывал. В руках у него шляпа и стек. Пиджак черный, рубашка белая, брюки в мелкую клетку, черную с белым. Лицо – не понять, веселое или насмешливое. Веду его в кабинет отца:

– Садитесь.

– Нет времени, не за тем пришел… Было у меня два дела в этом доме: наверху (он с презрением показывает на потолок стеком) живет богатый меценат – ни черта не вышло! Теперь вот к вам: в три часа дня вы должны прийти на Тверскую, угол Настасьинского переулка, там на днях открываем «Кафе поэтов» в полуподвальном этаже дома, принадлежащего булочнику Филиппову. Мы уговорили его дать это помещение нам. Так вот: вам предстоит расписать один зал. Помещение сводчатое – имейте в виду. Клеевые краски, кисти, ведра, стремянка – все имеется. Не опаздывайте! Дело срочное, серьезное, а Филиппов будет хорошо платить».

Все современники вспоминали, что женщины Маяковскому не отказывали, не отказала и Валентина Михайловна. Особенно после просительного: «Мы с Васей Каменским были уверены, что вы вполне надежный товарищ и не подведете». И уже в три часа в черном зале, втором от входа: «Основное – валяйте поярче и чтобы самой весело стало! А за то, что пришли, спасибо! Ну, у меня дела поважнее, ухожу. К вечеру вернусь, все должно быть готово».

Каминский был в восторге от своей затеи, развешивал по стенам плакаты, расписывал своды своими стихами: «все будет изумительно, восхитительно, песниянно и весниянно!» — вспоминала Ходасевич его слова.

Вот и Лентулов, наверное, что-нибудь песниянно-весниянное изобразил в своем зале.

Просуществовало оно недолго – открылось осенью 1917 года, а закрылось 14 апреля 1918 года.

Кафе Каменского часто путают с другим кафе поэтов — «Домино», которое существовало в Москве в 1919 году, о котором много вспоминал А.Мариенгоф. И которое было знаменито еще и тем, что над футуристической вывеской «Домино» «во весь второй этаж растянулась другая вывеска – чинная и суровая. На ней черными большими буквами по белому фону было написано: «Лечебница для душевнобольных». «Домино» было на углу Тверской и Камергерского, а «Кафе поэтов» на углу Тверской и Настасьинского.

Да, здесь, в «Кафе поэтов», умели встретить, поддержать, окрылить всякого, кто желал показать свою работу крепкого современного мастера.
И не только поэты, композиторы, художники, актеры выступали на эстраде кафе, но и сама публика, зашедшая с улицы, принимала энергичное участие в. общих оценках того или иного выступления.
Были и такие «эстеты», которые крыли нас за ломовщину футуризма (особенно—Маяковского), за разбойное уничтожение «изящного» искус­ства, за революционные стихи в сторону большевизма.
Однако этим «эстетным рыцарям» возражала сама же публика из числа друзей футуризма, доказывая правоту нашей прямой и твердой линии.

Из воспоминаний В.Каменского

Современники называли его «КАФЕ ПОЭТОВ И ЧЕТЫРЕ БУРЛЮКА ИЗ НАСТАСЬИНСКОГО ПЕРЕУЛКА».

Д.Бурлюк

В кафе бурлила и клокотала жизнь. Поэты, артисты, музыканты. Все были полны надежды на свободу: свободу от цензуры, свободу от диктата государства. «Отделить искусство от государства!» — вот чего добивались они.
В декабрьском письме (1917) к Брикам Маяковский пишет: «Москва, как говорится, представляет из себя сочный, налившийся плод, который Додя, Каменский и я ревностно обрываем. Главное место обрывания — «Кафе поэтов».
Кафе пока очень милое и веселое учреждение. («Собака» первых времен по веселью!) Народу битком. На полу опилки. На эстраде мы (теперь я — Додя и Вася до Рожд уехали. Хужее.) Публику шлем к чертовой матери. Деньги делим в двенадцать часов ночи. Вот и всё.

Футуризм в большом фаворе».

В «Кафе поэтов» Маяковский познакомился с Найманами — владельцами киностудии, и снялся в нескольких фильмах по собственным сценариям. Все о себе самом. В автобиографии «Я сам» у Маяковского запись: Январь. 1918 год. Заехал в Москву. Выступаю. Ночью «Кафе поэтов» в Настасьинском. Революционная бабушка теперешних кафе-поэтных салончиков. Пишу киносценарии. Играю сам».

Порою публика даже не интересовалась поэзией, а шла за скандалом:

В кафе поэтов шли, как ходят в «зоологический сад смотреть нового бегемота»: —
— «Пойдем в кафе поэтов!»
— «А что там интересного?» —
— «Футуристы, скандал будет, увидите, как интересно. Ах если б вы знали, как Маяковский ругается!… Пойдемте, душечка, право же очень интересно»…
(Из воспоминаний Н.Н.Захарова-Менского) http://lucas-v-leyden.livejournal.com/108311.html

Но в основном это было кафе единомышленников.

Каменский вспоминает, как приходил в кафе С.С.Прокофьев: «Публика и мы устроили Прокофьеву предварительную овацию.

Маэстро для начала сыграл свою новую вещь «Наваждение».

Блестящее исполнение, виртуозная техника, изобретательская компо­зиция так всех захватили, что нового футуриста долго не отпускали от рояля.

Ну и темперамент у Прокофьева!

Казалось, что в кафе происходит пожар, рушатся пламенеющие, как волосы композитора, балки, косяки, а мы стояли, готовые сгореть заживо в огне неслыханной музыки.

И сам молодой мастер буйно пылал за взъерошенным роялем, играя с увлечением стихийного подъема.

Пер напролом.»

Каменский был душой этого заведения. Он сам был событием. Поэт, прозаик, один из первых профессиональных авиаторов России. Именно ему принадлежит «Декрет о заборной литературе. О росписи улиц. О балконах с музыкой. О карнавалах Искусств», который развесили на московских заборах, призывая к революционному преобразованию жизни…


Д.Бурлюк Портрет Василия Каменского

А но-ко, робята-таланты,
Поэты,
Художники,
Музыканты,
Засучивайте кумачовые рукава!
Вчера и учили нас Толстые да Канты –
Сегодня звенит своя голова.
———— Давайте все пустые заборы,
———— Крыши, фасады, тротуары
———— Распишем во славу вольности,
———— Как мировые соборы
———— Творились под гениальные удары
———— Чудес от искусства. Молодости,
———— Расцветайте, была не была,
———— Во все весенние колокола.

В кафе часто захаживали анархисты. Поэту и анархисты в то время были заодно. Всем хотелось свободы. Но именно с ними мог быть связано решение о закрытии кафе. Не спасло заступничество Луначарского и широкая известность самого кафе.

Анархизм «Кафе поэтов» выражался не только в лозунгах, но и в практических действиях. В марте 1918 года, в период, когда анархисты ежедневно захватывали жилые дома в Москве, Маяковский, Каменский и Бурлюк оккупировали ресторан, в котором собирались устроить клуб «индивидуаль-анархизма творчества». Однако уже через неделю их оттуда выставили, и проект реализовать не удалось.

«Кафе-футуризм» прекратило свое существование 14 апреля 1918 года, когда закрыли «Кафе поэтов». Конец анархистского футуризма почти день в день совпал с ликвидацией анархизма политического, осуществленной ЧК 12 апреля. Эти события, которые, по всей вероятности, были взаимосвязанными, знаменовали собой окончание анархистского периода русской революции как в политике, так и в культуре.
Б.Янгфельд

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: