Записки старушки Мадикен

Февраль 21, 2012

Старо-Арбатская аптека в доме Гирша

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — Записки старушки Мадикен @ 08:43

<

Как известно, царь Петр был первым, кто разрешил строить по Москве вольные аптеки и даже издал указ. Но, как обычно бывает в нашей стране, указ этот вышел аптекарям боком. По иронии судьбы Петр указал в документе число 8. По началу аптек действительно было 8, но реально из них работали только четыре, а новые Медицинская коллегия строить отказывалась, потому что по цареву указу аптек должно быть восемь, по документам их восемь. Только у Великой Екатерины хватило решимости разрешить постройку новых аптек, и их численность сразу возросла до 19.

Много текста и картинок

К сожалению, архив Медицинской коллегии сгорел во время Наполеона, и поэтому история московских аптек, боле-менее документально подтвержденная, начинается только с 1813 года, когда аптекари понесли в коллегию свои отчеты и сметы за 1812 год. До этого времени про аптекарей можно узнать только если они нарушали закон и порядок и тогда документы хранились в других архивах.
К 1813 году аптеками в Москве владели в основном немцы. Персонал аптеки включал в себя хозяина, провизора и несколько учеников. Учеников называли немецким словом «гезель» — подмастерье, ученик, помощник. В 1813 году провизоры были лишь в 6 аптеках, а в одной из аптек среди персонала числились только ученики, вероятно, обязанности провизора исполнял сам владелец. И только в двух аптеках значились русские ученики. Обычно провизоры и гезели в будущем открывали свои аптеки или шли дальше в медицину, становились врачами и профессорами МГУ.

Прови́зор (лат. provisor — заранее заботящийся, заготовляющий) — был фармацевтом высшей квалификации. Звание провизора давало право на самостоятельную фармацевтическую работу и на управление аптекой, но только по достижении 25 лет. Для получения степени провизора нужно было проработать в аптеке в качестве ученика (не менее 2 или 3 лет), сдать экзамен на аптекарского помощника, проработать в этом качестве не менее 3 лет, прослушать университетский фармацевтический курс и сдать экзамен на степень провизора.

В пожаре 1812 года (ох уж этот мне Наполеон!) сгорело 15 аптечных заведений, и остались только три аптеки — Покровская, на Лубянке и у Тверских ворот против бульвара. Однако, уже к декабрю того же года их число
увеличилось до 12. Среди этих двенадцати была аптека на углу Мерзляковского переулка и Поварской. Район этот начинал постепенно становится престижным, здесь было много дворянских усадеб.

Содержатель партикулярной аптеки Н. Д. Кондиков еще в 1757 году построил на этом месте здание, в XIX веке оно слилось с более поздними постройками, в результате чего образовался высокий пятиэтажный дом.

На плане Хотеева мы уже видим угловой дом, который перестраивался, менялся, но так или иначе достоял здесь до 1962 года, и аптека в нем, по словам москвичей, была всегда. Если верить википедии, в доме 2 по Поварской в детстве жил Пушкин.

В послепожарных документах в этом районе значатся несколько аптек: Арбатская, на Поварской и у Арбатских ворот. Какая из них «наша» сказать сложно. В 1901 году в справочнике «Арбатской» названа именно эта угловая аптека в доме Гирша. Хозяйкой тогда была Лидия Ивановна Мюллер. Скорее всего, вдова аптекаря. Такая практика по Москве существовала. Хозяин умирал, аптека отходила к вдове, а делами управлял провизор, который в последствии мог аптеку выкупить.
Дом Гиршей был известен по Москве. Кроме аптеки в нем находился известный в то время Немчиновский театр. Театр располагался в ротонде, на втором и третьем этажах, то есть прямо над аптекой, которая занимала высокий первый этаж. До 1899 года зданием владел статский советник М.А.Немчинов, поэтому и театр назвался Немчиновским. Это был первый театр-табакерка. Любительский, очень маленький, но, как писал Влас Дорошевич «с партером, с ложами, даже с галеркой, с оркестром, с пыльными кулисами, с уборными. Главное – с кулисами, с уборными».


Зал тетра в доме Гирша.

Михаил Ардалионович Немчинов (владелец крупного кирпичного завода) и его брат ротмистр Степане Ардалионовичах Немчиновых были так же основателями поселка Немчиновка по Москвоско-Брестской железной дороге. Было это в 1875 году. А вот в 1869 году Михаил Ардалионович взял на себя постройку Брестского вокзала в Москве. После Немчинова дом перешел к братьям Гирш, которые значительно перестроили его. Весной 1905 года помещение театра было снято К. С. Станиславским для спектаклей экспериментальной студии Художественного театра, организованной им совместно с В. Э. Мейерхольдом. Заведовать музыкальной частью студии был приглашён композитор И. А. Сац, художественной частью — Н. Н. Сапунов и С. Ю. Судейкин, которые также приняли участие в оформлении интерьеров здания. В театральную труппу были набраны актёры из театров Москвы и Петербурга, среди которых были И. Н. Певцов, В. А. Подгорный, В. В. Максимов и другие. Студия просуществовала недолго и была закрыта уже к осени 1905 года.

Но вернемся в аптеку. Интересно, что здесь опять всплывает имя Николая Эрастовича Ляско́вского, о котором я уже писала в связи с Большой Тверской аптекой. Напомню, что Лясковский — будущий профессор МГУ и муж М.И.Варгиной, начинал свою медицинскую карьеру в Большой Тверской аптеке, как ученик. А вот в 1832 -он уже работает в Арбатской аптеке. Сложно сказать, кому тогда принадлежала аптека. Одним из хозяев был О.Лемберг, а в 1914 году дом принадлежал О.Титовой.

исчезнувший вид

http://www.mosjour.ru/index.php?id=592

Аптека также связана с именем Бернгарда (Александра) Карловича Апеля. Он родился в 1861 в Санкт-Петербурге, вероисповедания был лютеранского и был аптекарским учеником в Москве в аптеке Мюллера с 01.06.1877 – 01.07.1878 годах, откуда ушел в аптеку Феррейна (01.07.1878 – 27.08.1880). Далее он возвращается в Петербург, сдает экзамен на звание аптекарского помощника при Императорской Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге.
Интересная жизнь была у Александра Карловича, нигде он дольше двух лет не задерживался, то в одной аптеке поработает, то в другой, то в Москве, то в Смоленске. Благодаря ему, можно половину московских аптек изучить. Дослужился он до коллежского советника. В 1905 году в качестве помощника окружного надзирателя заведовал смоленской губернской акцизной химической лабораторией. С 1902 по 1906 являлся участковым попечителем Смоленского городского комитета попечительства о народной трезвости, а в 1907-1914 упоминается как член уездного Ельнинского комитета попечительства о народной трезвости. Награжден медалю Красного Креста «В память русско-японской войны 1904-1905 гг.» и орденом Святого Станислава 3-й степени. В 1916 — окончил Московский университет (это ж сколько ему лет было? 55?), а после революции служил губернским инспектором отдела хранения и распределения спирта при Смоленском губсовнархозе. Там он тоже прослужил всего год и в 1920, оставив семью, собственный дом перебрался сначала в Харьков, а потом в Краснодар, где занялся преподавательской и научной деятельностью. Профессор химии, заведовал кафедрой искусственных жиров в местном институте. Вот такой непоседливый ученик был у аптекаря Мюллера. Умер он в 73 на руках у сына в Майкопе.

<Был дом на Поварской
(теперь зовут иначе)… День-деньской,
ночь напролет я влюблена была —
в кого? во что?
В тот дом на Поварской,
Б.Ахмадулина
<

В какой-то момент аптека из "Арбатской" превратилась в "Старо-Арбатскую". Некоторое время в угловом здании были общежитие Московского университета и Высшие женские курсы, которые потом переехали на Девичье поле. Дом продолжал стоять и пережил две революции. 21 ноября 1905 года в этом доме состоялось первое заседание Московского Совета рабочих депутатов, на котором присутствовало 170 депутатов от 80 тысяч рабочих. Наверное, они в зале театра собирались.


1910-е. Так аптека смотрелась вместе с Мужской гимназией.

После революции 1917 года в здании разместилось итальянское общество «Данте Алигьери» (очень революционный автор), в котором в свой последний приезд в Москву в мае 1920 года читал стихи Александр Блок.


Фото 1936 г. Из коллекций Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева. Инв. номер КПнвф-561/14.
arch-museum http://arch-museum.livejournal.com/37674.html <

Аптека переходила из рук в руки. Дом украшал Арбатскую площадь и являлся красивым оформлением угла Поварской и Мерзляковского. В 1941 г. в здание попала бомба, и в подвале в бомбоубежище погибло много людей. Аудитории были частично разрушены, разрушен театральный зал, но аптека сохранилась.


1961. Фото А.Потресова


Фото А.Потресов

Но в 1962 году встал на пути проспекта Калинина. Точнее на пути встала только ротонда.

Потом я вспомню, что казался мне
труд ожиданья целью бытия,
но и тогда соотносила я
насущность чудной нежности — с тоской
грядущею… А дом на Поварской —
с немыслимым и неизбежным днем,
когда я буду вспоминать о нем…
Б.Ахмадулина


1961

Теперь на месте ротонды стоит здание почты, которая скрывает за собой крылья бывшего «дома с ротондой» или «дома с аптекой». Они превратились в настоящие трущобы.


1967


1976

А ведь могло остаться так


1959

Со стороны переулка


Фото Д.Абушкина

http://www.infarktu.net/forum/viewtopic.php?t=3806&sid=f1d709a5d3cbaa52fa5fb31ea7629bc6
http://www.sgu.ru/files/nodes/14829/04.pdf

http://www.biofit.ru/izvestnye-farmatscevty-i-aptekari/nemetsckie-vrachi-i-aptekari.html

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: