Записки старушки Мадикен

Февраль 8, 2012

Что-то новенькое

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — Записки старушки Мадикен @ 09:51

— А не заняться ли мне аптеками? — подумала я, потирая руки.

Сейчас в Москве, да и во всей России засилье аптек, аптечных сетей, ларьков и киосков, но раньше аптека была особым местом, с высоченными шкафами, полными загадочных ящичков, прилавками с матовыми стеклами. За дверями сидели фармацевты, умеющие готовить настойки, микстуры, порошки и капли. Я обожала аптеки, с их неповторимым запахом, тишиной.

Были в Москве несколько аптек, которые все знали. Они как Елисеевский или Филипповский были московскими визитными карточками. Дом с аптекой имел точное место и сто лет никуда не девался. И было таких домов несколько. Попробую их найти, восстановить адреса.

Первой аптекой обзавелся Иван Грозный.

Первый же аптекарь приехал в Москву в 1547 году. Конечно, баней, чесноком и водкой у нас и до него лечились, но вот царственных особ царственные особы решили лечить европейским манером. Может быть, если бы они могли предвидеть, сколько шпионов зашлет к нам Европа под видом лекарей и аптекарей, они бы отказались от этой затеи, но нет. Итак, в 1547 году в Россию прибывают 4 врача и 4 аптекаря, среди них голландец Арендт Классен. Его имя сохранилось благодаря путешественнику Петрюсу, который посетил Москву в 1560 году и отметил его как самого уважаемого иностранца. Служил Классен при царской семье верой и правдой.

Первая аптека появилась в Кремле, напротив Чудова монастыря. Учредили ее при Иване Грозном же, для Джеймса Френча, а попросту Якова Астафьева — вот уж полет свободных ассоциаций, но по сравнению с «Матюшкой-аптекарем», как окрестили доктора Матиаса, прибывшего чуть раньше — еще ничего. Так вот прибыл Джеймс Френч к нашему двору по повелению Елизаветы Английской. Царская аптека была обставлена с царской роскошью. А процедура изготовления, а главное процесс пробы лекарств были сложны и призваны полностью исключить угрозу отравления царя и его домочадцев.

Заболевшего царя, осматривал доктор, выписывал рецепт, рецепт отправлялся в Аптекарский приказ вместе с описанием фармакологического действия каждого компонента. Рецепт показывали царю, царь давал разрешение на изготовление лекарства. Лекарство изготавливалось под присмотром врача и специального дьяка. У дьяка была печать, которой он опечатывал помещение лаборатории, и без дьяка аптекарь туда не вошел бы. После лекарство пробовали аптекари, потом врач, потом еще кто-нибудь, сложно его назвать добровольцем, и только потом лекарство отправлялось больному. Ну, в том случае, если испытуемые не валились в страшных корчах на пол.
Состав же лекарства и фамилия изготовителя записывались в книгу, которая проверялась и хранилась у начальника Аптекарского приказа.

Судя по тому, что Джеймс Френч еще в 1602 году жил и здравствовал, он был неплохим аптекарем.

При царе Михаиле Федоровиче была создана Аптекарская палата, которая контролировала лечение царской семьи, изготовление в аптеке лекарств. В 1620 г. Аптекарская палата стала правительственным учреждением и была переименована в Аптекарский приказ, во главе которого стояло особо доверенное лицо государя. Аптекарский приказ состоял из аптекарей, лекарей, хирургов, цирюльников, кровопускателей и др. Тогда-то он, наверное, и переехал за территорию Кремля и обосновался на Ваганьковском холме, где и стоит до сих пор. (Теперь это выставочный зал Музея архитектуры им.Щусева).

Аптекарский приказ должен был: возглавлять и контролировать царские аптеки, обеспечивать лекарственными средствами армию, заготавливать лекарственные растения (травы, коренья, плоды, цветки, ягоды и др.), оберегать столицу России — Москву от болезней, приглашать иностранных врачей и аптекарей на царскую службу, предварительно их испытав, назначать и выдавать медикам жалованье, увольнять оных со службы и др.

Для воспитания аптекарей в своих рядах при Приказе была создана школа, в которую было набрано 30 учеников из стрелецких детей. Ученики изучали фармакологию, анатомию по скелетам, хирургию и др. Изготовлению лекарств ученики учились в аптеках. Тогда же появляются аптекарские огороды в самом Кремле и на Кукуе.

Во второй половине XVII в. существовали уже 2 аптеки и множество зелейных лавок, где покупали «лекарства» простые москвичи.

Настоящим демократом в аптечном деле явился Петр I.

Первым право основать собственную аптеку в Ново-Немецкой слободе получил известный в то время придворный аптекарь Иоганн Готфрид Грегориус. Он получил концессию 27 января 1701 года. А 22 ноября 1701 года он издал Указ: “Для всяких надобностей и потребностей быть на Москве вновь осьми аптекам, и построить те аптеки на больших просторных и многолюдных улицах, без всякого стеснения держать и продавать в тех аптеках всякие лекарства и лекарственные спирты и иные тому принадлежащие потребные и целительные напитки”. Указ этот так же боролся с зелейными лавками, которые реализовывали не только лекарственные препараты, но и «непотребные зелья и иное нелекарственное питье».

Аптекари начали подавать прошения на открытие аптек. И 28 декабря 1701 года грамоту на открытие частной аптеки получает Даниил Гурчин. Эта грамота является единственным дошедшим до нас в подлиннике документом из числа всех восьми льготных грамот, выданных за собственноручною подписью Петра I. Несмотря на это, местонахождение аптеки Гурчина до сих пор остается загадкой. В оригинале грамоты указано «из Стрелецких мест за Никольскими воротами, в Белом-Городе». В других документах ворота уже Ильинские, улица — Мясницкая. Более поздние авторы помещают аптеку Гурчина то на угол Лубянки, то на Никольскую улицу.

Дальше последовали

Гавриил Саульс — 11 марта 1702 года (число подачи прошения). Саульс выл выходцем из Голландии, аптека же его находилась в Москве у Покровских ворот. Четвертая аптека принадлежала Иессину Арникелю, который подал прошение 11 августа 1704 года, его аптека была за Варварскими воротами, она была открыта в 1707 г. Пятую аптеку учредил Алексей Меркулов в 1709 г. в Белом городе на Пречистенской улице. За Старым Каменным Мостом в Белом городе Авраамом Рутом была основана в 1712 г. шестая аптека. Одновременно Гавриилом Бышевским на Варварке была открыта седьмая аптека. Восьмая аптека была открыта в 1713 г. Альбертом Зандером или Циндером на Сретенской улице.

И уже во второй половине XVIII в. в Москве насчитывали 14 аптек.

А вот аптека Даниила Гурчина, после сложных переходов от владельца к владельцу, в 1832 году стала собственностью Карла Ивановича Феррейн. О ней-то я и хотела поговорить, но закопалась в истории. Так что — в следующий раз.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: