Записки старушки Мадикен

Ноябрь 30, 2011

Палаты, классика, модерн, ар-деко

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — Записки старушки Мадикен @ 10:13

Хотела порадовать вас модерном и повозмущаться о его потере, но опять завязла в московской усадьбе с привычными перестройками, пожарами, владельцами, сменяющими друг друга.

Узнаете дом?

А так?


1890-1910.

Вон его крыша видна над старой усадебной постройкой.

Это Никитский бульвар, нам привычнее называть этот дом Домом Гоголя, хотя на самом деле дом по странному стечению обстоятельств почти всегда находился в женских руках.

Когда-то в начале XVII века на территории усадьбы располагался загородный двор бояр Салтыковых, «за Арбатскими вороты, в Мострюковой улице» (потом Мерзляковский переулок). Местечко это еще называлось «на Дегтяреве огороде». На месте памятника Гоголю стоял тогда колодец с журавлем, а домовладение представляло из себя отдельно стоящие палаты.

В конце ΧVIII века дом оказывается в руках Марии Федоровны Салтыковой, жены Петра Васильевича Салтыкова, (урожд.Солнцевой-Засекиной). Мария Федоровна объединила салтыковские палаты в одно здание 14 саженей в длину и 12 — в ширину, и достроила деревянные жилые и нежилые строения, которые благополучно сгорели в 1812 году.

«К этому времени окружение былого «Дегтярева огорода» становится одним из самых аристократических кварталов старой столицы. Среди соседей «камергерши» дочь фельдмаршала А.А. Хитрово, князья Несвицкие, Урусовы, Хилковы, Мельгуновы, Толстые, К.Г. Разумовский.
Со смертью пережившей мужа М.Ф. Салтыковой родовое гнездо переходит к родственнику известного историка, специалиста по Москве XVII века И.Н. Болтина – Д.С. Болтину, который деятельно принимается за его перестройку. Он повторяет в общих чертах изменения, возникавшие во всех выходивших на распланированный в 1796 году Никитский бульвар усадьбах. Поныне существующая ограда и ворота делаются со стороны бульвара». (Н.Молева)

Барский дом стоял не по красной линии, а перпендикулярно улице, точнее появившемуся на месте стены Белого города бульвару.
Во время Наполеоновского нашествия домом владел уже коллежский асессор Дмитрий Сергеевич Болтин (1757 — 1824), который после пожара был вынужден жить в своем имении, а в 1816 году продать усадьбу генерал-майору Измайловского полка, участнику заговора против Павла I, — Александру Ивановичу Талызину, который и отремонтировал ее к 1822 году.
Это был племянник того Талызина, который жил на Воздвиженке и даже не подозревал, что живет в музее архитектуры им.Щусева.

А.И.Талызин восстанавливает и здание служб, и главный дом, которые получают со стороны обращенных друг к другу дворовых фасадов одинаковые балконы на грузных каменных арках, что придает всей усадьбе вид единого архитектурного ансамбля.

В августе 1847 года А.И.Талызин умер. Не будучи никогда женат, А.И. Талызин имел шестерых носивших его фамилию «воспитанников». Одной из них — титулярной советнице Талызиной достается усадьба на Никитском бульваре, и с тех пор уже из женских рук не выходит. Толстые нанимали у Талызиной дом или верхний этаж усадьбы, и через некоторое время, убедившись в удобстве нового жилья, совершили купчую на него.

Дом приобрела жена Александра Петровича Толского — Анна Георгиевна. Оба они были прямые потомки грузинского царя Вахтанга VI.
Александр Петрович Толстой (1801 – 1873) – сын известного русского дипломата, видный государственный деятель своего времени. Анна Георгиевна Толстая (1798 – 1889, рожд. княжна Грузинская) – правнучка грузинского царевича Бакара. Александру Петровичу она приходилась четвероюродной сестрой и вышла за него замуж в тридцать пять лет. Современники считали графа Толстого святым человеком, так как он отличался глубокой религиозностью, носил под одеждой вериги и со своей супругой жил как брат с сестрой, вне плотских отношений. Существует легенда, согласно которой Анна Георгиевна в юности была влюблена в одного молодого человека по имени Андрей Медведев, воспитанного в доме ее отца. Когда влюбленные признались князю во взаимной страсти, он объявил им, что их брак невозможен, поскольку молодой человек – его побочный сын. Тогда оба дали обет посвятить себя монашеству. Анна Георгиевна, выйдя замуж за графа А.П. Толстого, жила с ним в духовном браке. Графиня Толстая была прекрасно образованной, глубоко верующей женщиной, занималась благотворительностью, о ее доброте знала вся Москва. Дожив до глубокой старости, она часто вспоминала о Гоголе, который поселился в ее усадьбе в конце 1848 года. (Сайт Дома Гоголя)

Здесь Гоголь прожил четыре последних года, здесь сжег «Мертвые души», здесь умер и обеспечил усадьбе почет, уважение и сохранность.

Толстые жили в усадьбе еще два десятка лет. В 1857 году Анна Георгиевна купила у своей соседки А.А.Гончаровой соседний участок, примыкавший к северной границе ее владения. (Здесь-то потом и появится тот модерн, ради которого я и затеяла все эти изыскания).

В марте 1876 году следующая владелица усадьбы штабс-капитанша Мария Александровна Столыпина заменила деревянный второй этаж восточной части дома каменным.

Мария Александровна Столыпина (1812—1876) была женой Афанасия Алексеевича Столыпина и двоюродной сестрой матери М.Ю.Лермотова — Марии Арсеньевой. У них было две дочери Наташа и Маша. Мария Афанасьевна вышла впоследствии замуж за Щербатова, а Наталия Афанасьевна за Василия Алексеевича Шереметева (1834-1884) — графа, Предводителя Московского губернского дворянства (1884). Гв.полковника, д.ст.с., егермейстер. Рузский предводитель дворянства. Она-то и унаследовала в 1878 году дом на Никитском бульваре.
При ней в 1889 году два оконных проема на втором этаже были заложены, а в 1901 году закончилось строительство (или перестройка) здания по Никитскому бульвару, ставшего доходным домом Н.А.Шереметьевой.

Строительством дома ведал популярный тогда в Москв Александр Фелицианович Мейснер. Параллельно со строительством домика Шереметьевой он тогда занимался переделкой Запасного дворца Елизаветы Петровны в Институт Благородных Девиц у Красных ворот.

Дом получился изящным, с великолепными решетками, с большим фигурным окном над входом, с интересными ассиметричными балкончиками. Украшением фасада был лепной цветок нарцисса, «венчики его находились на уровне третьего этажа, стебель «пронизывал» простенок между окнами и балконную дверь второго этажа, а «корень» цеплялся за наличник окна первого этажа». (М.Нащокина)

Дом был настоящим украшением улицы.

Новости дня. сентябрь 1905 года
ХРОНИКА

Недавно скончавшаяся в Москве известная благотворительница Н.А.Шереметева, в доме которой на Никитском бульваре жил и скончался Н.В.Гоголь, завещала все свое огромное состояние, заключающееся в миллионном капитале и домах подольскому уездному предводителю дворянства А.М.Каткову, супруга которого приходится близкой родственницей покойной.

Мария Владимировна Каткова стала последней владелицей дома на Никитском. В 1909 году в западной части дома была встроена несгораемая лестница, существующая и ныне. После октябрьской революции 1917 года дом перешел в муниципальный фонд с использованием его под жилье. К 1964 году в нем проживала 31 семья (77 человек).

Доходный дом архитектора Мейснера постигла другая участь. Оно вошло в состав одного из немногих московских строений в стиле ар-деко, полностью потеряв свой декор. Декор Мейснера никак не вписывался в декор «Дома полярников» архитектора Е.Л.Иохелеса. Сталинский ампир с нарциссами ну никак не вязался. Зато включение мейснеровского здания в композицию «Дома», по мнению Большой Советской энциклопедии, создало «живую асимметрию фасада.»

«Дом полярников» построен 1936—1937 годах для работников Главсевморпути. С 1936 по 1963 годы в доме жил исследователь Арктики Г.А.Ушаков, пионеры освоения Арктики М.П. Белоусов, Н.Н. Зубов, А.В. Ляпидевский и вдова М.А.Булгакова Елена Сергеевна. История дома связана с полярной трагедией — гибелью челюскинцев во льдах и спасением 104 человек полярными летчиками.

Над входом в левый «флигель» еще можно узнать прекрасное фигурное окно Мейснера, остальные украшения счищены и отштукатурены.


(Обратите внимание на слуховые окна на крыше мейснеровского крыла).

В наше время, однако, слава былых владелиц и благоустройщиц усадьбы не дает покоя некоторым владельцам квартир в вышеозначенном доме. Так в 2011 году разразился скандал, потому что «собственник квартиры № 8 Татьяна Егорова возводит мансардный этаж. Естественно, что без всякой разрешительной документации». На этот раз нарушительница была наказана, мансарда разобрана, памятник архитектуры восстановлен. Не Шереметева, чай, чтобы архитектурный облик менять.

Та Самая Мансарда, окон уже нет.

С главным усадебным домом все проще.


Фото 1952 года

«В 1964 году он был передан постоянному представительству Киргизской ССР при Совете Министров СССР. К середине 1966 года сложилась ситуация, когда памятником архитектуры владело сразу две организации: постпредство Киргизии и редакция журнала «Радио и телевидение». В том же году решением Исполкома Моссовета здание было передано Городской библиотеке № 2, которой в 1979 году присвоили имя Н. В. Гоголя. В 2005 году учреждение было преобразовано в Центральную городскую библиотеку — мемориальный центр «Дом Гоголя»».

В сквере стоит андреевский памятник Гоголю. Деревья выросли. Перестроек не наблюдается.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: