Записки старушки Мадикен

Июль 26, 2011

Известий круглые глаза

Filed under: Uncategorized — Метки: , — Записки старушки Мадикен @ 07:35

Москва 1920-х годов обзаводиться домами нового типа. Всего за 5-6 лет в Москве появляются постройки в стиле конструктивизм. На мой взгляд, это тот же модерн, умный, инженерный, думающий об удобствах и технологии, дневном свете и линии. Просто линии стали лаконичнее, и украшения в виде лорелей и цветов остались в 1910-х. «Славу прабабушек томных» теперь вытесняли не доходные дома, а коммуны и советские учреждения.


Фото А.Родченко

В Москве с 1925 по 1927 год появилось несколько общественных построек в стиле конструктивизма: здание Кожсиндиката А. П. Голубева (1925-1927 годы), институт Ленина С. Е. Ченышева (1925-1927 годы), Госторг Б. М. Великовского и В. Н. Владимирова (1926-1927 годы), здание газеты Известия архитектора Г.Б.Бархина и инженера А.Ф.Лолейта при участии М.Г.Бархина (1925-1927 годы).

До «Известий» этот участок Страстной площади занимал особняк Дубровиных. Часть его снесли и здание редакции втиснули между домом Фамусова и угловой частью особняка.

Место для редакции было выбрано неслучайно, ведь «Известия» были как бы продолжением газеты «Русское слово», принадлежащего Сытину. Редакция «Известий» переехала в 1918 году вместе с советским правительством из Петрограда и поселилось на Тверской. Сытину же советское правительство и поручило наладить выпуск правительственной газеты. Пришлось Ивану Дмитриевичу забросить «Русское слово» и взяться помогать молодой хорошо вооруженной республике, требовавшей печатный орган. «Известия» обосновались в принадлежавшем Сытину пятиэтажном здании типографии на Тверской. Среди полиграфистов, обеспечивших выход «Известий» к читателям страны, было немало сытинцев. Только потом, в 20-х власти решили построить для газеты собственное прогрессивное здание.
Первоначально на Страстной площади хотели возвести небоскреб, и проект Г.Бархина выглядел вот так

Настолько путанное здание, что до сих пор источники говорят о 11, 12, 14 этажах. 🙂

Потом то ли денег не хватило, то ли решили выше 5-6 этажа не строить и урезали здание до привычных нам этажей.

Здание удивительным образом перекликается с типографией Сытина:

Те же огромные окна, те же круглые глаза-иллюминаторы…

Одним из соавторов Г.Бархина называют инженера-конструктора Артура Лолейта. Скорее всего он участвовал в разработке первоначального проекта, который мог быть железобетонный. Артур Лолейт был — «рыцарем железобетона» в царской России, продолжал им быть и в советской. Выпускник Московского Университета, он в 1893—1903 годах участвовал в проектировании, расчете и строит-ве железобетонных конструкций крупных сооружений: Верхних торговых рядов на Красной площади, Музея изящных искусств, Зоологического музея Московского университета, дома страхового общества «Россия» на Сретенском бульваре и Центральных бань в Театральном проезде. Он создал первую большепролетную конструкцию из железобетона над ткацким корпусом Богородско-Глуховской мануфактуры и запроектировал первый в стране железобетонный элеватор на Трехгорном пивоваренном заводе в Москве. Также он руководил строительством лютеранской церкви Петра и Павла в Старосадском переулке, когда В.А.Коссова в 1903 года отказался это делать.

Однако здание «Известий» построено из кирпича и только фасад заштукатурен и выкрашен в модный по тем временам бетонный цвет.

Официально издательство «Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК» образовано 24 января 1922 года Декретом ВЦИК Советов Рабочих, Крестьянских, Казачьих и Красноармейских Депутатов и Совета Народных Комиссаров РСФСР, однако начало его деятельности восходит к марту 1917 г., когда готовились к выпуску первые номера будущего печатного органа Верховного Совета СССР газеты «Известия».

Новое здание «Известий» позволило разместить под одной крышей издательства, типографии и редакции. В советское время комбинат печатал более 40 наименований советской периодики общим тиражом в десятки миллионов экземпляров.

Сам архитектор нового здания «Известий» Г.Бархин был учеником А.Н.Померанцева, а в 1908—11 работал помощником Р.И.Клейна по оформлению интерьеров Музея изобразительных искусств и на строительстве Бородинского моста.

Как ни странно, но здание подверглось критике, Бархина обвиняли в «несоблюдении функционального метода» — проще говоря, за «красивость». А тот отвечал: «Одного функционирования в искусстве недостаточно». Уж где там усмотрели столпы российского конструктивизма «красивости» я не знаю. Может быть, круглые окна-иллюминаторы кабинета редактора были чересчур круглыми или балконы особенно выделяющимися. Однако, здание, и правда, красивое, что и говорить.

И часы… самые конструктивистские часы в Москве…

К слову сказать, автором часов был кремлевский слесарь Н.Беренс, который за почти десять лет до этого восстановил Кремлевские куранты.

Часы представляли собой увеличенную копию ходиков, которые с гирьками висели почти в каждом доме, минимум движущихся частей. Раньше с верхнего этажа спускалась люлька для того, чтобы часы перевести. Сейчас в кабинете главного редактора… ну или кто там теперь сидит достаточно просто дождаться времени, которое наступит на часах, и запустить маятник.

Часы отсюда http://www.livejournal.ru/themes/id/25931

Что еще добавить? Пушкину теперь до «Известий» вообще не дойти, зато, если ему захочется в «Ростикс» или там в «Пиццу», это рукой подать.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: