Записки старушки Мадикен

Июль 29, 2011

Защищено:

Filed under: Uncategorized — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 19:19

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Реклама

Июль 27, 2011

Filed under: Uncategorized — Записки старушки Мадикен @ 19:44

Filed under: дневник — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 19:35

Просто ломки какие-то. Так неудобно без жж, одиноко и тоскливо. Народ тихонько расползается по каким-то dreamAM и е-блогам. Я тоже попробовала, но пока успешно только здесь.
Пока не могу научиться убирать под кат свои длиннющие опусы, почему-то все жж-коды проходят, кроме катов.

утро

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — Записки старушки Мадикен @ 07:23

сижу в скверике рядом с Лешкиным офисом. Скверик тихий и даже не скажешь, что за стеной
дома — Садовое. Дворик этот — лешкина находка, он мне отсюда часто звонит, когда в перерывах пьет здесь кофе на скамеечке. Сегодня он привел меня. Сижу на старой московской лавочке и любуюсь на фонтан: большая черная чаша с масками щекастых купидончиков по кругу. Интересно, откуда она здесь? Может быть, это одна из чаш старого московского водопровода. Загадки, загадки… но именно сейчас просто хорошо от того, что она здесь. станет жарко и фонтанчик заработает, и тогда сидеть под старым вязом будет еще приятнее.

Июль 26, 2011

Дом-корабль

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — Записки старушки Мадикен @ 11:26

Подворье на углу Маросейки и Лубянской площади находилось во владении Николо-Угрешского монастыря еще в 1737 году. Было у него подворье и в Кремле, но при строительстве дворца в 1771 году его разрушили к неудовольствию монахов.
Подворье же на Маросейке существовало до конца 19 века. В рассказе «Архиепископ Леонид Краснопевков на Угреше» Е.Егорова пишет:

Снова серьезно побеспокоиться о здоровье о.Пимена довелось о.Леониду в конце 1875 — начале 1876 года, когда старая болезнь опять обострилась. Накануне одной из операций преподобный видел сон, очень ободривший его: «Снилось, что я на Лубянке в нашем подворском новокупленном доме стою в углу в какой-то часовне (которой в действительности нет)… Вижу, что посреди часовни стоит покойный наш владыка, митрополит Филарет, с непокровенной главою, а сам он как будто одет какою-то мглою, держит на левой ладони две частицы хлеба и, наклоняясь, читает молитвы, но так тихо, что ничего не слышно; потом он этими двумя частицами меня причастил…
Вижу, что напротив дверей часовни стоит какой-то мальчик и говорит мне: «Владыка-то вон вышел». …Я тотчас побежал по Георгиевскому переулку посмотреть, куда ушел владыка, и остановился напротив ворот нашего старого дома, а владыка, вижу, выходит уже из ворот и переходит Маросейку через рельсовую дорогу. На нем белый клобук и белая ряса. Он шел и благословлял народ, и казалось мне, что он выше всех ростом…»

Под новокупленным домом подразумевается Подворье на Лубянке, которое было приобретено монастырем у прежних владельцев Лаврентьевых в 1870 году.

Интересно, что часовня существовала. До 1870-х годов подворье представляло собой два двухэтажных каменных здания, и в одном из них была часовня и гостиница для настоятеля и монастырской братии. Другое здание занимали трактир и харчевня. Харчевня была известна по имени хозяина — крестьянина «Максима большая закуска». Крестьянин этот на свои деньги слил колокол в 130 пудов для церкви Николы в Клинниках. Вот в благодарность того, что «господь благословил его труды», Максим подавал закуску в два раза больше обыкновенной порции.

В 1870-х обветшалые здания снесли и построили новые, тоже двухэтажные. Часовню же не возобновляли. Может быть, зря.

(more…)

Защищено:

Filed under: Uncategorized — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 08:28

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:

Filed under: Uncategorized — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 07:46

Стоит Лешке сказать: «Зина, сохраняй записи из жж. Выборы на носу, он обязательно обрушится.» И все! ЖЖ обрушивается и молчит целый день, а то и два.
Вот ведь шпионские страсти.

Театр Буф — зал Чайковского

Filed under: Москва — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 07:41

Московские газеты 1902 года писали о новом театре на Триумфальной площади:

В настоящее время вся Москва приходит в восторг от нового театра. К сожалению, это новое произведение искусства не только незаслуженно возбуждает восторги москвичей, но своей пошлостью вызывает гадливое чувство во всяком мало-мальски художественно развитом человеке. Крайне обидно становится, когда узнаешь, что автором этого произведения является такой талантливый молодой художник, каким считается господин Дурнов. Тут положительно кроется какое-то недоразумение…

Брюсов назвал театр «плохим и банально-декадентским». А ведь еще в 1899 году Брюсов, Дурнов и Бальмонт издали совместный сборник символистских стихов «Книга раздумий», и Брюсов же восторгался: «Модест — одна из замечательных личностей нашего времени, великий художник, при других условиях жизни его имя было бы вписано в золотую книгу человечества и всеми повторялось бы с трепетом восхищения!».

Несмотря на нападки прессы, москвичи и гости столицы продолжали валом валить в новый театр. Молодой талантливый архитектор Модест Дурнов выстроил его специально для французского антрепренера Шарля Омона, которому в то время принадлежала эта часть площади и сад "Аквариум" по Большой Садовой. Он же был автором особняка Шарля Омона, располагавшемся на той же Тримуфальной площади.

К сожалению, нехватки денег и противодействия городских властей не дали Дурнову и Омону развернуться во всю силу. Тогдашний московский губернатор князь Голицын не разрешил сделать вход в театр в виде раскрытой пасти дракона, поглощающей поток зрителей, сочтя это «слишком безнравственным». Не получилось сделать и стеклянные лестницы, сплошные окна на три этажа, а главное фарфоровый сине-белый фасад.

Однако и без всего этого никто не мог пройти мимо четырехэтажного краснокирпичного здания. А уж если удавалось попасть внутрь (цены в театре были "шаляпинские", ложа стоила 200 рублей) театр поражал роскошью и великолепием. Зрителей при входе встречала «грандиозная лестница мраморной облицовки», ведущая из вестибюля в зал и фойе. Для выполнения тонких мраморных работ были приглашены итальянские мастера. Нарядные бронзовые люстры, изящные плафоны зрительного зала с оригинальными панно создавали особый праздничный фон. Зеркальные стены фойе с украшенными фресками карнизами, бронзовые украшения и массивные бра были сделаны по специальным рисункам в Париже.
Театр имел променуар — громадный люк у входа в фойе и огороженный балюстрадой из красного мрамора, впервые введенный в Москве.

В 1903 году Бальмонт подарил архитектору сборник своих стихов с надписью: «Модесту Дурнову, художнику, создавшему поэму из своей личности»

В театре шли оперетты, открылся он спектаклем "Достойная чета" «с госпожой Вяльцевой и г-ном Северским».

О Модесте Дурнове известно немного, но он был поистине яркой личностью своего времени: «денди», «демон», по нему сходили с ума Маргарита Сабашникова и первая переводчица «Дориана Грея» Анна Мерцалова: «я была бы глубоко счастлива взглянуть на Вас хоть минуту, на вокзале, почувствовать Вас, Ваш голос, столь милый мне…» — писала она ему.
В то время как демонический Модест Дурнов был счастливо женат на Марии Васильевне Востряковой, «состоятельной московской домовладелице, к тому же великолепной пианистке». Сохранился замечательный портрет Марии Васильевны исполненный Модестом Александровичем.

Антреприза месье Омона просуществовала пять лет, потом французу пришлось бежать, скрываться от кредиторов за границей, а здание занял театр "Буфф" Блюменталь-Тамарина А.Э. (1906-1909 гг.), а затем театром «Зон» по фамилии антрепренера И.С.Зона (1912-1918). Репертуар мало изменился, шли оперетки и спектакли легкого жанра.

После революции, в 1922 году в здание въезжает ТИМ — Театр имени Мейерхольда. Чтобы не было путаницы перечислю все названия театра Мейерхольда. Государственный театр им. Вс.Мейерхольда (ГосТиМ) был создан в Москве в 1920-м первоначально под названием «Театр РСФСР-I», затем с 1922 года назывался «Театр Актёра», с 1923 — «Театр Вс. Мейерхольда» (ТиМ); в 1926-м театру было присвоено название «Государственный» и «имени Вс. Мейерхольда» («ГосТиМ»).
Здесь с триумфом шли знаменитые спектакли Мастера: «Мистерия-буфф» Маяковского, «Ревизор», «Горе уму» (по комедии А.Грибоедова «Горе от ума») и другие.


ГосТим и особняк Омона. 1926-1932 гг.

В 1932 году Мейерхольд переезжает в здание театра Ермоловой, а на месте Дурновского модерна задумывает построить по истине грандиозный, небывалый театр.
Хорошо, что Модест Александрович Дурнов не дожил до этого дня. Он умер в 1928 году от гриппа, будучи заслуженным советским архитектором, профессором ВХУТЕМАСа и входил в авторский коллектив по разработке проекта «Большая Москва». Один из его биографов писал:

Во всякую эпоху бывают лица, которые не будучи сами творцами самостоятельных художественных ценностей, являются носителями и распространителем идей и вкуса. В старой дореволюционной Москве таким эстетическим авторитетом был Модест Дурнов.

Здание театра Мейерхольда. Конкурсный проект
«Здание театра Мейерхольда. Конкурсный проект» на Яндекс.Фотках

Мейерхольд задумал сделать трансформируемую сцену, игровые площадки должны были переноситься в разные места зала, крыша-купол должна была раздвигаться, свет, звук — все должно быть устроено по новому. Во время безантрактных спектаклей публика имела возможность получить напитки, а кресла для курящих были снабжены вентиляцией. Граница зал-сцена должна быть разрушена, Мейерхольд хотел «вовлечь публику в действие и коллективный процесс создания спектакля».
На Мейерхольда работала целая команда архитекторов — А.В.Щусев, М.Г.Бархин и С.Е.Вахтангов — сын Е.Б.Вахтангова.

Театр не был построен. В 1939 году режиссер был арестован, в 1940-м расстрелян. На Триумфальной площади
осталась коробка здания в кирпиче и бетоне. Здание отдали Московской филармонии, достройку поручили архитекторам Д.Н.Чечулину и К.К.Орлову. Зал с древнегреческим амфитеатром остался от Мейерхольдовского замысла.



http://synthart.livejournal.com/52765.html — пост о здании театра с кучей фотографий. Смотреть обязательно.

Сейчас это концертный зал имени Чайковского Московской филармонии.


1948-1952

 

О Модесте Дурнове http://archi.ru/files/press/gershkovich/mez04_03.htm

Держать такую тяжесть не мед со стороны

Filed under: Uncategorized — Метки: — Записки старушки Мадикен @ 07:38

Взваливать на плечи женщин всякие тяжести — давно известное дело. Водружать им на головы корзины с фруктами, кувшины, а также балконы, карнизы, мутулы и антаблемент — особое искусство.

Легенда гласит: «пелопонесский город Карий заключил против Греции союз с неприятелями — персами; впоследствии греки, со славою завоевав себе свободу победоносным окончанием войны, с общего согласия объявили войну карийцам. И вот, взяв их город, перебив мужчин и опустошив их государство, они увели их жен в рабство, при этом не позволив им снять ни их длинных одежд, ни прочих уборов замужних женщин не только для того, чтобы провести их один раз в триумфальном шествии, но чтобы они, служа тяжким примером рабства, покрытые вечным позором, явно платились за преступление своих сограждан. Ради этого тогдашние архитекторы применили для общественных зданий изваяния этих женщин, поместив их для несения тяжести, чтобы и потомство помнило о наказании карийцев.»
Витрувий «10 книг об архитектуре» кн.1, гл.1., 5


http://ru-foto.livejournal.com/36663005.html

Конечно же, самыми известными кариадитами — женщинами города Кария стали кариадиты Эрехтейнона, несущие на своих головах архитрав. Храма Афины и Посейдона.

Ими восхищались, им подражали. Портик кариатид вдохновил не одного архитектора. Водрузить на голову красивой женщине, которая олицетворяет собой величие и рабство, скорбь и радость победителя, которому она теперь принадлежит — разве это не может не вдохновлять.

1550. Жан Гужон. Кариатиды. Париж, Лувр.
«1550. Жан Гужон. Кариатиды. Париж, Лувр.» на Яндекс.Фотках

Одним из красивейших залов Лувра является зал Кариатид Жана Гужона (1510-1566). Гужон мог только видеть гравюры портика Эрехтейнона и читать описание Ветрувия: «Так, например если кто-нибудь в своей постройке поставит вместо колонн мраморные статуи женщин в длинных одеждах, называемые кариатидами, и поместит на них мутулы и карнизы…"

В России архитекторы тоже не устояли перед соблазном. Прекрасный портик дворца в усадьбе Быково тоже украшен кариатидами.

Кариатиды
«Кариатиды» на Яндекс.Фотках
Усадьба Быково 1856 Существующий на сегодняшний день дворец был построен для владельца села — графа И.И. Воронцова-Дашкова —
Строителем был архитектор Бернар де Симон, швейцарец по происхождению.

Кариатиды портика Бельведера. Петергоф. Автор alekseyvd76

Дворец Бельведер построен по проекту архитектора А.Штакеншнейдера в 1852 году. Наверное, в 1850-е в России была мода на кариатид.

Хоть Ветрувий и писал, что "архитекторы применили для общественных зданий изваяния этих женщин, поместив их для несения тяжести, чтобы и потомство помнило о наказании карийцев". Советский архитектор Георгий Гольц тоже не удержался и украсил свой шлюз двумя советскими кариатидами. Правду сказать, он был за равноправие, поэтому двум кариатидам, помогают два советских атланта, портик же уносит нас в то далекое время, когда прекрасные плененные жительницы города Кария прошли по дорогам Греции в гематиях и хитонах…


http://synthart.livejournal.com/75114.html

А все-таки есть что-то эрехтейновское в этом шлюзе, изящество, разные уровни, кариатиды…

Львы на воротах

Filed under: Москва — Метки: , — Записки старушки Мадикен @ 07:37

Всем известно пушкинское "львы на воротах и стаи галок на крестах…" Так вот насчет львов — не все так просто. Мы тащим наших друзей из других городов на Пушкинскую площадь, размахиваем руками, декламируем "Евгения Онегина", а львов-то тех нет, как нет крестов с галками. Вместо крестов — Пушкин, вместо тех львов — эти львы. Пушкин сильно удивился бы, найдя их мирно лежащими в садике МУАРа. А дело было так. Про усадьбу М.М.Хераскова и Л.К.Разумовского, ставшую Английским клубом можно писать книги, поэтому остановимся только на львах.
Хотя Гиляровский утверждал, что львы появились при Хераскове, но тогда львов на воротах еще не было, и усадьба поэта занимала треть от того дворца, что занимал Английский клуб. Львы появились при Льве Кирилловиче Разумовском, который дважды переделывал усадьбу: любил он это дело. Может быть, наличие львов как-то связано с его именем. Тогда в Москве львами еще не увлекались и львы Разумовского были, наверное, первыми хищниками, усевшимися на ограду дворца.

Граф Разумовский был заметной личностью в России того времени. М.И.Пыляев в своей "Старой Москве" так пишет о нем: Лев Кириллович был истинный тип благородного барина; наружность его была настоящего аристократа; он смотрел, мыслил, чувствовал и действовал как барин; росту он был высокого, лицо имел приятное, поступью очень строен, в обращении отличался необыкновенною вежливостью, простодушием и рыцарскою честностью. Он был самый любезный говорун и часто отпускал живое, меткое, забавное слово. Он несколько картавил, даже вечный насморк придавал речи его особенно привлекательный диапазон… Разумовского тогда в обществе называли "Le comte Leon".

Вот он и посадил своих тесок на ворота.

Первый раз Разумовский перестраивал усадьбу (архитектором которой изначально был М.Ф.Казаков) в 1806 году. Приглашенным архитектором был придворных архитектор Разумовских А.А.Менелас. В это время, к 1811 году, появляется южное крыло — южный полукруглый флигель, где в первозданной прелести сохранился интерьер библиотеки клуба. Вторая перестройка потребовалась после наполеоновского пожара. Дом пострадал даже не от него, спас парк, но присутствие в усадьбе французов не осталось без последствий. Лев Кириллович пригласил самого модного московского зодчего послепожарной Москвы — Доменико Жилярди. Постройки его отличались легкостью, изящностью облика — это был своего рода облегченный классический стиль. В 1817 году фасад здания был вытянут до 25 саженей за счет соединения главного дома с флигелями. Жилярди выстроил или достроил северный флигель, где располагалась домовая церковь Разумовских.


(на львов не обращаем внимания)

Здесь хорошо видно, что первоначально, еще при Хераскове усадьба была меньше, а Жилярди объединил главный дом с двумя флигелями и достроил еще два флигеля.

Вот в одну из этих перестроек и появились львы.


Вот это, наверное, единственная фотография с интересующей нас решеткой и львами. 1902 год. Львы на своем месте. Как бы их рассмотреть поближе…

Львы, надо сказать, были странные и на львов совсем не походили. Такое впечатление, что автором их был какой-нибудь крепостной художник, которому на пальцах объяснили, что такое лев и как он должен выглядеть. Довольно загадочное дело, принимая во внимание то, что на стройке присутствовали именитые архитекторы.

На какое-то время о львах забыли, они спокойно сидели на воротах и взирали на шумную Тверскую улицу, на владельцев усадьбы, сменявших друг друга, на гостей Английского клуба, подъезжавших к воротам в великолепных каретах.

upd Портрет Неизвестной Крамского убираю, потому что сидит она в карете совсем не рядом с Английским клубом.


Это еще одно фото 1902 года. Фотограф М.Шерер

Положение хищников стало шатко в конце XIX века, когда владелец усадьбы Шаблыкин задумал по примеру московских домовладельцев построить по красной линии Тверской доходный дом. Тогда члены-учредители клуба отстояли свое право подкатывать к престижному клубу на каретах, а не ютиться на задворках какого-то там дешевого доходника.

Среди возражавших был старшина М.П.Степанов, указавший, что покупка здания в 1894 года как раз и была вызвана "страхом застройки фасада прежним владельцем". Высказывались и отдельные, частные мнения членов клуба. Вот что, к примеру, написал Н.Ф.Гагмен. "Не дело такого солидного учреждения, как Московский Английский Клуб, вступать в какие бы то ни было коммерческие предприятия. Тем более, что это очень рискованно. Это может кончиться очень дурно, то есть потерей для всех нас дорогого и насиженного исторического места на Тверской".
И старшины, и члены Комитета прекрасно понимали, что такое строительство может привести к резкому падению авторитета клуба, но надо было что-то делать.

Но в 1911 году костлявая рука кризиса дотянулась и до них.
Еще в 1905 году, после первой революции, когда во всех клубах стали свободно играть во все азартные игры, особая комиссия клуба решила использовать пустой двор возведением на нем по линии Тверской, вместо стильной решетки и ворот с историческими львами, для ряда торговых помещений.

"Несколько членов этой комиссии возмутились нарушением красоты дворца и падением традиций. Подали особое мнение, в котором, между прочим, было сказано, что "клубу не подобает пускаться в рискованные предприятия, совсем не подходящие к его традициям", и закончили предложением "не застраивать фасада дома, дабы не очутиться на задворках торговых помещений".

Тогда и пересилило большинство новых членов, и прекрасный фасад Английского клуба, исторический дом поэта Хераскова, дворец Разумовских, очутился на задворках торговых помещений.

Итак, было решено сдать в аренду землю по Тверской для строительства небольших одноэтажных магазинов, которые по истечении двенадцатилетнего срока должны перейти в собственность клуба. А далее — в зависимости от обстоятельств — или снос этих временных сооружений и восстановление исторической решетки двора или последующее неизбежное строительство доходного дома.

В конце 1911 года участок земли площадью 180 квадратных саженей по главному фасаду сдан был подольскому мещанину М.М.Левинсону в аренду на 24 года под строительство торгового пассажа. Уже в 1912 году по Тверской улице появился одноэтажный дом с подвалом на каменном фундаменте с помещениями для торговли бельем, дамскими нарядами, автомобилями, мануфактурой, цветами и молочными продуктами. Любопытны цифры, характеризующие показатели доходов от этого предприятия. В 1912 году годовой доход равен был 15 тысячам 446 рублям, в 1913 — 15 940 рублей, в 1914 — 19 097 рублей.

Москвичи тут же окрестили новый магазинчик "Английскими рядами".

Тогда и была разбрана историческая решетка, а львов попрятали в подвал дворца, до поры до времени.

Московский журнал "Развлечение" так писал о случившимся: "Исчез памятник великолепный. Его закрыл длинный, низенький, хотя и стеклянный торговый ряд, довольно обезобразив Тверскую. Adio, Английский клуб, Adio!"

В то время появилось много охотников до "исторического наследия", богатеи наперебой пытались купить решетку и львов Английского клуба. Но

"…любителям редкостей пришлось разочароваться. Им еще соглашались уступить решетку, но львов не отдали, несмотря на то, что суммы предлагались колоссальные — едва не по десять тысяч за одного льва. Клуб решил не продавать, но оставить себе только четырех из них, украсив ими вход в клуб или помещение в вестибюле. Остальные два, как говорят, будут подарены Архитектурному обществу, которое решило поместить их на воротах своего дома на Берсеневской набережной".

Так писала газета "Утро России".

Таким образом два льва перешли в собственность Архитектурного общества (upd а точнее — Московского Археологического общества), но вопреки мнению газеты не украсили палат Аверкия Кириллова, а переселились в Донской монастырь.

Как ни странно, но усадьбу спасла революция. В начале 1918 года в здание клуба въехало множество учреждений: милиция и так далее. Торговые ряды решено было снести, а решетку восстановить.

Здесь львы и ворота уже есть, а ограды еще нет.

Это было одним из первых распоряжений организованной при Наркомпросе Комиссии по охране памятников искусства и старины.

Каких львов водрузила на ворота молодая республика сказать сложно. Вид у них тоже не очень львиный. К тому времени в здание въехал Музей старой Москвы.

Дальнейшая львиная история связана с расширением Тверской улицы по плану 1935 года. Тогда крылья усадьбы были сильно укорочены, исчезла прекрасная домовая церковь Разумовских, выполненная Жилярди, а решетка со львами приобрела свой теперешний вид.

Это 1929-й года. Крылья усадьбы еще прежние — Жилярди.

А здесь видно, как их неизящно обрезали.

Откуда взялись эти львы, и где сейчас оставшиеся четыре льва Разумовского я не знаю. Может статься, что те четверо, которые сидят над воротами сейчас вытащили-таки из подвала и водрузили на место, и можно и дальше размахивать руками и декламировать великого поэта. Теперешних, вроде пять, и вид у них тоже сомнительный. Давно я не была в Музее Революции, надо бы сходить поискать. Да, он сейчас уже и не Музей Революции, а Государственный центральный музей современной истории России.

Здесь уже сложно представить, что когда-то перед усадьбой хотели построить доходный дом…


1935


из журнала arch_museum

Это уже точно настоящие львы, которых Английский клуб подарил Археологическому обществу. Директор Щусевского Музея Давид Саркисян перевез их из Донского монастыря в садик музея, после того, как монастырь отдали церкви.

Этих львов точно делал человек, который никогда не видел хищников даже на картинках 🙂

Older Posts »

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.