Записки старушки Мадикен

Октябрь 25, 2010

Раковый институт

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — Записки старушки Мадикен @ 11:42

Варвара Алексеевна Морозова осталась без матери, когда ей было шесть лет. Авдотья Яковлевна Хлудова скончалась от рака 14 марта 1854 года. Болезнь была тяжелая и длилась с ноября по март, когда больная уже не могла вставать. Авдотье Яковлевне было 37 лет.

Наверное, такая тяжелая потеря оставила огромный след в душе Варвары Алексеевны. Когда в 1898 году встал вопрос о создании в Клиническом городке Московского Университета Института для лечения страдающих опухолями, семья Морозовых, и первой Варвара Алексеевна откликнулись. Это учреждение было сооружено и оборудовано исключительно на частные пожертвования, государство не приняло участия в создании именно этой клиники, хотя в те годы более 160 000 человек ежегодно умирали от злокачественных новообразований.

Институт носил имя Морозовых, так как основные средства пожертвовали представители именно этой семьи: Варвара Алексеевна Морозова, Иван Абрамович Морозов, Арсений Абрамович Морозов, Алексей Викулович Морозов, Федовья Ермиловна и Сергей Иванови Морозовы, Мария Феодоровна Морозова.

Это позволило открыть в 1903 году первый и единственный тогда в России Институт для лечения старадющих опухолями.

Главой института был профессор Л.Л.Левшин, который и был инициатором его строительства.

Лев Львович Левшин (1845-1911) Пожизненный директор Ракового Института.

Поначалу институт решено было основать при Ново-Екатерининской больнице, но, прислушавшись к Левшину, комитет по устройству приюта отказался от идеи устройства столь сложного учреждения в шумной части города. Ново-Екатерининская больница окружена улицей Петровкой, проездом Страстного бульвара, Успенским переулком, а приют, по словам того же Левшина, «представит из себя скопище мучеников». Такое багадельное учреждение лучше расположить вдали от городского шума и суеты.

Новопостроенный Институт строял даже в стороне от Клинического городка Девичьего поля на нынешней Малой Пироговской улице. Проектировал лечебницу-приют сам профессор Л.Л.Левшин. Строителями здания были архитектор Р.И.Клейн и инженер И.И.Рерберг. Наверное, им пришлось отвлечься от строительства Музея Изящных Искусств, которым они были заняты в эти годы. От своих процентов и вознаграждения за постройку здания Клейн и Рерберг отказались. Это позволило построить лабораторию при институте.
Из сохранившихся материалов можно сделать вывод, что существование института было тяжелым. Денег на содержание больных и уплату персоналу не хвататло. Несмотря на неприкосновенный капитал, положенный на содержание больных Е.И.Бенардаки и М.И.Поповой, на бесплатный труд служащих и врачей, институт был в долгах. Часть средств шла от ежегодного взноса Московской Городской Управы Правлению Университета, часть платили сами больные. Лев Львович просил «Дозволить Директору, с разрешения Правления Университета, принимать беднейших больных с платой в 35 рублей в месяц», то есть по фактической стоимости в Хирургических клиниках, а также «Взимать с амбулаторных больных по 25 копеек за лечение лучами Рентгена и электрическим светом» в возмещение убытков большого расхода трубок.

Клиника была заполнена тяжелейшими больными, требующими тщательного ухода. Их лечили Рентгеновскими лучами, радием, ультрофиолетом. Для улучшения лечения требовались лабораторные изыскания, на которые средств было недостаточно.

Можно предположить, что клиника долгие годы существовала как хоспис, где больные могли получить уход, но лечение, лабораторные исследования, разработка мер по предупреждению возникнования подобных заболеваний была на начальной стадии.

Лев Львович Левшин, понимая весь ужас положения своих больных, всячески старался облегчить их пребывание в своей Клинике. Сохранился фрагмент его письма 1910 года о постройке покойницкой при институте имени Морозовых:

«Частые похоронные процессии, проходящие как раз мимо окон коридора, в котором проводят большую часть дня призреваемые в институте больные (не лежащие в постели), действуют на них крайне тяжело. Поэтому я имею часть неоднократно обращаться с покорнецшими просьбами в Правление Университета и в Клинической совещательный комитет об устранении этого столь удручающе действующего на больных неудобства…»

На просьбу директора отозвалась Мария Федоровна Морозова, а затем и Варвара Алексеевна с сыном Иваном. Производство строительных работ взял на себя Александр Иванович Шабалин.

Труд врачей и лаборантов Института несмотря на нехватку средств, позволил к 1913 году завершить многие научные изыскания. По словам профессора Зыкова, который сменил на посту умершего Левшина:

«мало помалу при институте организовались:
1. лаборатория по экспериментальной биологии с питамником для животных
2. химическая лаборатория для разработки вопросов по отклонению в обмене веществ
3. паталогоанатомическое отделение с обширным музеем
4. выставка по раку, получившая в 1913 году на Гигиенической выставке в Петербурге высшую награду.»

В Первую Мировую войну институт был превращен в госпиталь, с 1922 года здесь расположилась пропедевтическая хирургическая клиника, в 1947 году онкологический институт переехал во 2-ой Боткинский проезд, а освободившееся помещение занял Институт паразитологии и тропической медицины им.Е.И.Марциновского.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: