Записки старушки Мадикен

Апрель 30, 2010

Лоскутная

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — Записки старушки Мадикен @ 10:22

Меня тут осенило, что про свою любимицу-то я ничего не написала. Читайте, впереди много выходных.

«В сказочный морозный вечер с сиреневым инеем в садах лихач Касаткин мчал Глебова на высоких, узких санках вниз по Тверской в Лоскутную гостиницу,» — так начинается в «Темных аллеях» новелла Ивана Бунина «Генрих».


1903 год

Лоскутная открылась в Москве на Тверской в середине XIX века. Она принадлежала Максиму Ефимовичу Попову, а построена была по проекту архитектора А.Каминского, зятя Третьякова, много строившего в Китай-городе и по всей Москве.

Поповы были известным купеческим семейством, как Солодовниковы, Бахрушины, Алексеевы, Морозовы.

Максим Ефимович Попов начинал с того, что приобрел маленькую суконную фабрику в Коломенском уезде Московской Губернии, которую постепенно расширил и стал вырабатывать прекрасное сукно. Жил он долго и под старость был купцом 1 гильдии, почетным гражданином и кавалером, имел фирму «Максим Попов и сыновья», торговал сукнами, служил в Московском коммерческом суде, был старшиной Московского Биржевого комитета и членом Московской конторы Государственного Банка и членом учетного комитета Московского Купеческого Банка, самого крупного Московского банка, и тогда стал заниматься «учетом».

Е.И.Крестьянинова в статье о А.А.Титове пишет о Максиме Ефимовиче: «Когда являлся клиент в Банк и обращался к его содействию, то Попов предлагал ему принести векселя к нему в контору и отбирал наиболее надежные, которые учитывал лично, а остальные клиент представлял в банк и при его содействии получал кредит. Таким образом приумножались капиталы без особого риска, и не было никакого незаконного действия».

А с 1873 г. Максим Ефимович стал церковным старостой Московского Успенского собора.
Старост в Успенский собор с 1819 г. избирали только из именитого московского купечества, часто по их собственному желанию. В их обязанности входило изыскивать средства на содержание и украшение храмов, на производство реставрационных работ, а также наблюдать за их исполнением.
http://www.art-con.ru/node/1185

С той поры сохранился презабавнейший анекдот, который я не могу не привести целиком: Речь в нем идет об известном купце Петре Петровиче Боткине и Максиме Ефимовиче Попве. Боткин тогда состоял церковным старостой при храме Христа Спасителя. Про него говорили, что он отличается «большой любезностью и обходительностью со всеми; так, встречая кого-либо из своих знакомых, он здоровался с ним особым придыханием и радостными глазами, делая вид, что эта встреча доставляет ему большое удовольствие». По праздникам П.П.Боткин отправлялся в храм Христа Спасителя, а по дороге заезжал в Успенский собор, где как раз и был старостой Максим Ефимович Попов, «тоже отличавшийся любезностью и скупостью».

«П.П.Боткин заезжал в Успенский собор, чтобы приложиться к чудотворной иконе Божьей Матери, после чего с особым благоговением снимал лампадку, висевшую перед иконой, и выпивал масло, считая его за целебное». Встретив в дверях М.Е.Попова он в своей обычной манере здоровался с ним с придыханием от приятной встречи: «Здравствуйте, Максим Ефимович, заехал к вам в собор приложиться к чудотворной иконе и выпить святого маслица, уж очень хорошо действует на мою грудь! Вот, что значит масло святое, очень полезное! Всегда себя чувствую гораздо лучше, когда выпью». М.Е.Попов также ему любезно отвечает, но самому, конечно, не нравится, что Боткин выпивает дорогое оливковое масло.

После ухода Боткина Попов зовет помощника и говорит: «В следующее воскресенье налей дешевого керосинового масла в лампадку перед иконой Божьей матери, а то Боткин повадился ездить и пить масло: сам богатый, может у себя в храме для икон покупать такое же масло».

В следующее воскресенье П.П.Боткин как всегда явился в Успенский собор, помолясь усердно перед иконой Божьей Матери, снимает лампадку и начинает пить… Тут он понимает, какую гадость пьет, но выплюнуть, конечно не может, глотает. «Ах, тьфу, что за гадость! И не позорно ли перед чудотворной иконой Божьей Матери жечь такое плохое масло!» — возмущается он и идет жаловаться Попову: «И не стыдно Вам, Максим Ефимович, жечь лампаду с керосиновым маслом, да еще перед чудотворной иконой? Это будет Вам грех!» А Попов ему в ответ: «Что Вы! Помилуйте, Петр Петрович, масло все то же, а нужно думать, Владычице нежелательно, чтобы из ее лампадки пили масло». После этого П.П.Боткин уже не появлялся в Успенском соборе.
http://www.ogoniok.com/archive/1997/4518/35-40-44/

У Максима Ефимовича было два сына – старший Александр Максимович заведовал суконным магазином в Москве, располагавшемся в том же доме, что и Лоскутная Гостиница. Он же заведовал и самой гостиницей.


А.М.Попов

У Александра Максимовича, который был женат на Ольге Тимофеевне Жегиной, было 8 детей, и ни один не был похож на другого. Жили они в Варсанофьевском переулке на Рождественке – в самом центре Москвы близ Кузнецкого Моста, где снимали два этажа, соединенных внутренней лестницей. Наверху помещались 6 младших детей с гувернанткой и нянькой, внизу были прекрасно отделанные и меблированные приемные комнаты, и помещались родители и два старших сына.

Сергей Александрович, второй сын Александра Максимовича после смерти отца занял его место в Суконной Торговле и в Лоскутной Гостинице. Он закончил юридический факультет и еще студентом женился на Л.Ф.Бостанжогло, очень эффектной гречанке из купеческого рода.
Про Поповых можно долго рассказывать.

Е.И. Крестьянинова Александр Титов: круг московских друзей

Гостиница «Лоскутная» слыла роскошной, и ее любила творческая интеллигенция. В дневнике Бунина есть фраза о лакее Лоскутной: «январь 1915 год. Лакей знакомый, из Лоскутной, жалеет о ней — «привык в кругу литераторов жить»».

Лоскутная была уютная, теплая. С такой любовью описывает Лоскутную Бунин: «Большой и несколько запущенный вестибюль, просторный лифт и пестроглазый, в ржавых веснушках мальчик Вася, вежливо стоявший в своем мундирчике, пока лифт медленно тянулся вверх, вдруг стало жалко все это, давно знакомое, привычное.» И дальше: «И он быстро пошел по коврам теплых коридоров Лоскутной. В номере было тоже тепло, приятно. В кона еще светила вечерняя заря, прозрачное вогнутое небо.» Именно из Лоскутной так жалко уезжать Глебову из рассказа «Генрих», именно в Лоскутную прибегает к нему Надя «вся холодная и нежно-душистая, в беличьей шубке, в беличьей шапочке, во всей свежести своих шестнадцати лет.»

В Лоскутной лестницы были кастлинского литья, как часто тогда бывало в Москве.

Скан из журнала «Московское наследие» № 2, 2007 год

28-29 мая 1880 году приехавший на открытие памятника Пушкину в Москву Ф.М.Достоевский писал жене из своего номера 33 своей жене:

«Милая моя Аня, нового только то, что пришла от Долгорукова сегодня телеграмма об открытии памятника 4-го числа. Это уже твердо. Таким образом, я могу выехать 8-го или даже 7-го из Москвы и, уж разумеется, поспешу. Но остаться здесь я должен и решил, что остаюсь. Дело главное в том, что во мне нуждаются не одни «Любители российской словесности», а вся наша партия, вся наша идея, за которую мы боремся уже 30 лет, ибо враждебная партия (Тургенев, Ковалевский и почти весь университет) решительно хочет умалить значение Пушкина как выразителя русской народности, отрицая самую народность. Оппонентами же им, с нашей стороны, лишь Иван Серг Аксаков (Юрьев и прочие не имеют весу), но Иван Аксаков и устарел, и приелся Москве. Меня же Москва не слыхала и не видала, но мною только и интересуется. Мой голос будет иметь вес, а стало быть, и наша сторона восторжествует. Я всю жизнь за это ратовал, не могу теперь бежать с поля битвы. Уж когда Катков сказал: «Вам нельзя уезжать, вы не можете уехать» человек вовсе не славянофил, — то уж конечно, мне нельзя ехать».

В сентябре 1880 года в соседнем с Лоскутной доме был пожар, но гостиница была закрыта всего несколько недель. А уже 7 октября в газете Русский курьер появилась заметка:

МЫ ОТКРЫЛИСЬ!

Лоскутная гостиница приглашает господ

В Москве, на Тверской улице бывшим пожаром в доме г-на Фирсанова 18-го сентября повреждено было в Лоскутной гостинице около 20 номеров, которые уже вполне исправлены и приведены в прежний вид, о чем управление Лоскутной гостиницы и извещает господ приезжающих в Москву. При сем присовокупляет, что количество всех номеров — 150 и отделаны они заново.

1880 г., октября 7-го, вторник.

Фото с угла Моисеевской площади.

Слева направо: Торговые ряды, Лоскутная, Лоскутный переулок, дом Карзинкина (гостиница «Карзинкин и Селиванов»).

В 1887 году приезжает в Москву В.Н.Лесков. Накануне он пишет письмо Льву Толстому, с которым мечтает встретиться.

18 апреля 87 г. СПб. (вечером). Сейчас заходил ко мне Павел Иванович Бируков и известил меня, что Вы на сих днях будете в Москве. Он и Владимир Григорьевич Чертков очень желают, чтобы могло осуществиться мое давнее, горячее желание видеться с Вами в этом существовании. Я выезжаю в Москву завтра, 19-го апреля, и остановлюсь в Лоскутной гостинице. Пробуду в Москве 2-3 дня и буду искать Вас по данному мне адресу (Долгохамовническом пер., No 15). Не откажите мне в сильном моем желании Вас видеть, и — если это письмо найдет Вас в Москве, — напишите мне: когда я могу у Вас быть.

Излишним считал бы добавлять, что у меня нет никаких газетных или журнальных целей для этого свидания.

Любящий и почитающий Вас Н. Лесков.

А осенью 1893 года в Москву «по литературным делам» приезжает Иероним Иеронимович Ясинский. Он литератор, мемуарист, в это время ему 43 года. Сохранились его воспоминания об этом пребывании.


И.И.Ясинский (1850-1931)

«В Москве мне пришлось остановиться там, где останавливались все писатели по традиции, в «Лоскутной» гостинице, и номер мой пришелся как раз против номера, где остановился Чехов.
Одиночество Чехова часто разделяли молодые барышни, которые приходили к нему, сидели у него, что-нибудь вслух декламировали, большей частью филармонички, увлекали его на концерты. Он был любезным молодым человеком с той положительной складкой в обращении, какая обличает обыкновенно врача, изучающего мир сквозь реальные очки. Последнее обстоятельство не помешало Чехову, однако, написать, как раз во время нашего пребывания в «Лоскутной», почти мистический рассказ «Черный монах».
Барышни — это Татьяна Книпер-Чехова и актриса Яворская. Это было время «Авеналовой эскадры», две недели Чехов провёл, по его собственным словам, “в каком-то чаду”: “жизнь моя состояла из сплошного ряда пиршеств и новых знакомств. Меня продразнили Авеланом. Никогда раньше я не чувствовал себя таким свободным”. Швартовалась «Авеланова эскадра» (так прозвали свой тесный кружок Яворская, Щепкина-Куперник, певица Варвара Эберле, редактор журнала «Русская мысль» Гольцев, беллетрист Потапенко, Лика Мизинова и Чехов) в гостинице «Лувр».
Ясинский заставал Чехова в редкие часы одиночества. Обедать приятели ходили к Тестову, благо недалеко.

«Вечер у Тестова прошел весело, но, по мнению Чехова, не по-московски, потому что мало было выпито. Первый признак литературной и всякой московской пирушки выражается в том, что лезут друг к другу целоваться, а иногда пробуют бороться, причем и порядочные люди напиваются, но, однако, не дерутся и не дебоширят, потому что у порядочных мало денег. Это не то что какие-нибудь Морозовы, которые ворочают миллионами и считают себя вправе портить в ресторанах рояли, бить зеркала и рубить пальмовые деревья,» — вспоминает Ясинский.

Воспоминания Ясинского

В Лоскутной познакомились Андрей Белый и его будущая жена Ася Тургенева, она так описывает эту встречу: «Осенью 1905 года в Лоскутной гостинице в Москве, у моей тети Марии Алексеевны Олениной-д’Альгейм, Андрей Белый читал, вернее, пел и пел все выше свои стихи:
А поезд летит и летит и летит… »

Марии Алексеевны Олениной-д’Альгейм — интересная певеца того времени. У нее был свой «Дом Песни» на Тверском бульваре. Я о ней уже писала.

Дом Песни на Тверском бульваре

Часто останавливался в Лоскутной и Иван Бунин.

1907 году Вера Николаевна Бунина пишет в своем дневнике:
Вечера и ночи у Андреева в Лоскутной. Много вина, шампанского и бесконечные разговоры, уверения Андреева в своей любви к Яну.
Приезжал в Москву и Найденов. Бунин любил его — тяжелый человек, но до чего прекрасный, редкого благородства!


И.Бунин и В.Н.Муромцева

К этому времени относится забавная история.

Некоторое время Иван Бунин жил в гостинице «Лоскутная» на одном и том же этаже с писателем П.Боборыкиным. Как-то утром Бунин вместе с Леонидом Андреевым и Скитальцем (Степан Гаврилович Петров) возвращались после ночного кутежа в ресторане «Стрельна». Спутники Бунина были в поддевках, русских рубахах и полусапожках. В коридоре они встретили свежевыбритого «Бобо» в нарядной одежде.
Боборыкин одобрительно приветствовал кампанию: “И вы, значит, сегодня спозаранку…”
Бунин смутился и ответил: “Да мы еще и не ложились, мы из «Стрельны»”.
Боборыкин вначале не понял, потом удивился и, оглядев кампанию, мягко спросил Бунина: “А что, это с вами — тоже писатели?”

Скиталец, Л. Андреев, М.Горький, Телешев, Шаляпин, Бунин, Чириков
«Скиталец, Л. Андреев, М.Горький, Телешев, Шаляпин, Бунин, Чириков» на Яндекс.Фотках

Потом Боборыкин частенько вспоминал этот случай и рассказывал его приятелям: «Представьте, я встаю в шесть утра, к девяти поработал уже, а он в девять только возвращается».


Петр Дмитриевич Боборыкин

Исторические анекдоты

После революции Лоскутная оставалась гостиницей. Правда, ее переименовали в «Красный флот». Так в поисках воспоминаний о пребывании в ней Сергея Есенина, я наткнулась на воспоминания писателя Ивана Рахилло:
«В двадцатых годах я жил в «Лоскутной» гостинице, у Охотного ряда, в одной комнате со старым наборщиком Андреевым. Ко мне в комнату зашел ивановский поэт Серафим Огурцов, и я прочитал ему стихотворение Есенина вслух.
-А я-то Сергея знавал еще совсем безусым. У Сытина вместе работали, — негромко оборонил Андреев, сворачивая папиросу.
И сосед (…) рассказал о своей дружбе с Есениным.
— Его привел в типографию один наш рабочий, тоже баловавшийся стихами. Он ходил в какой-то там кружок поэтов и там познакомился с Есениным. По виду Есенину было лет шестнадцать-семнадцать. Невысокий, белокурый. Нам он очень понравился, живой такой, любознательный, хорошо читал наизусть Пушкина и Лермонтова.
Первое время ему негде было жить, и он ночевал в комнате при типографии. Его устроили в корректорскую. Не раз читывал он нам свои стихи и даже где-то их печатал. В каких-то небольших журнальчиках. Страсть как любил типографское дело, изучал шрифты, печатные машины, охоч был до хорошей бумаги — все мечтал, когда ему книжку напечатают. Стихи у него были грустные, но правдивые. О деревне. Нам очень нравились. Брали за душу…
Огурцов записал все это в блокнот».


Так выглядела тогда Тверская улица. Мы стоим спиной к Историческому музею. Справа — Большая Московская, слева — снесенный квартал. По правую сторону виден эркер Лоскутной гостиницы.

Ну и еще про Л.М. Рейснер (мне Андрей прислал, надо спросить откуда это):

…Достоверные известия о Л.М. Рейснер начинаются с 1918 года.
Лев Никулин встречался с Ларисой летом 1918 года в Москве в гостинице «Красный флот» (бывшей «Лоскутной»), бывшей «чем-то вроде общежития Комиссариата по морским делам». В вестибюле — пулемет «максим», на лестницах — вооруженные матросы, в комнате Ларисы — полевой телефон, телеграфный аппарат «прямого провода», на столе — черствый пайковый хлеб и браунинг. Соседом по комнате был знаменитый матрос Железняков. Тот самый, который сказал: «Караул устал!» и разогнал Учредительное собрание. Лариса говорила Никулину:
— Мы расстреливаем и будем расстреливать контрреволюционеров! Будем! Британские подводные лодки атакуют наши эсминцы, на Волге начались военные действия… Гражданская война. Это было неизбежно. Страшнее — голод…

В воспоминаниях секретаря Сталина Бориса Бажанова написано,что «Лоскутная» была 5-м Домом Советов.

…Теперь положение изменилось. Сотрудники ЦК жили в иных условиях.Мне была отведена комната в 5-м Доме Советов — бывшей Лоскутной Гостинице (Тверская, 5), которую все обычно называли 5-м домом ЦК, так как жили в ней исключительно служащие ЦК партии. Правда, только рядовые, так как очень ответственные жили или в Кремле или в 1-м Доме Советов (угол Тверской и Моховой)…
(Спасибо popala_sobaka)

Гостиницу снесли в 30-х годах прошлого столетия в связи с реконструкцией Манежной площади и прокладкой метро. Вместе с ней исчез и Лоскутный переулок, давший название этому известнейшему заведению Москвы.

Крыша Лоскутной слева, справа «Карзинкин и Селиванов». Между ними бывший Лоскутный переулок. 1930 год.


Так выглядела Лоскутная со стороны Манежной площади в 1935 году. (здание посередине)

Они еще немного пососедствовали с «Москвой»

А потом весь этот квартал красиво взорвали, как показано в фильме «Новая Москва»

Реклама

9 комментариев »

  1. С Есениным вот такой эпизод:

    …Вместе с секретариатом Наркомпрода выехала в Москву и Зинаида Николаевна Есенина, а Сергей Александрович задержался в Петрограде на несколько дней5.
    В Москве служащие Наркомпрода разместились в нескольких гостиницах по Тверской улице. Нарком, члены коллегии и несколько ответственных работников поместились в гостинице «Красный флот» (бывш. «Лоскутная»), что находилась в снесенном теперь квартале на Манежной площади. Зинаида Николаевна поселилась тоже в одной из гостиниц на Тверской.
    В Москве весны еще не чувствовалось. Снег окончательно не сошел с тротуаров, в гостиницах было сыро и неуютно.
    Довольно часто Есенин приходил к нам вместе с женой, мои дети привыкли к нему и называли «дядя Сережа»…
    Когда Есенин заходил ко мне в «Лоскутную», он говорил:
    — Петр Авдеевич, а я написал новое стихотворение. Прочитать?
    Я, конечно, выражал желание прослушать новое стихотворение и, усевшись за стол, клал перед собой чистый лист бумаги и карандаш.
    Обычно записанные мною стихотворения* я передавал на машинку у себя в канцелярии Зинаиде Николаевне.
    Когда Есенин прочитал у меня в «Лоскутной» «Инонию», она произвела на меня очень сильное впечатление…

    П. А. КУЗЬКО
    «ЕСЕНИН, КАКИМ Я ЕГО ЗНАЛ 1918»

    И фотография ещё:

    комментарий от popala_sobaka — Апрель 30, 2010 @ 09:49

  2. Вот я и думаю, что Есенин там не жил, а только приходил к кому-то.

    Я про послереволюционную Лоскутную сюда перепечатала. Спасибо:)

    комментарий от Записки старушки Мадикен — Апрель 30, 2010 @ 11:08

  3. Да не за что. Это из того недоделанного, что собирал :))

    комментарий от popala_sobaka — Апрель 30, 2010 @ 12:18

  4. «Ф.М.Достоевский писал жене из своего номера 33 своей жене:» — одну жену точно убери. Он и так при жизни в них разобраться не мог, что уж после смерти то:)

    комментарий от il_ducess — Апрель 30, 2010 @ 19:31

  5. «интересная певеца того времени.» — исправить надо, ухо режет:)

    комментарий от il_ducess — Апрель 30, 2010 @ 19:51

  6. Вот все они так купцы, куда ни ткни все они друг другу родственники. Александр Максимович то не просто женился, а на дочке очень богатого саратовского купца Тимофея Жегина. Жегин этот был самым близким другом семьи П.М. Третьякова, тоже картины покупал, но галереи не делал, для украшения дома и вложения капиталу покупал. Женат он был, между прочим на Екатерине Францевне Шехтель, кузине Франца Осиповича Шехтеля. Ольга Тимофеевна была его племянницей, но почти его ровесницей. Когда застрелился отец Осип Шехтель, а мама Дарья Карловна поехала экономкой к Тертьяковым, сына она оставила в семье Жегиных.(у тебя тоже есть этот журнал).

    комментарий от il_ducess — Апрель 30, 2010 @ 20:05

  7. Сестра Ольги Тимофеевны, кажется Вера Тимофеевна была женой Ф.Шехтеля. Вот ведь. Все родственники:)

    комментарий от Записки старушки Мадикен — Май 1, 2010 @ 10:35

  8. А я тебе про что:):) Вот откуда связи и заказы:):)

    комментарий от il_ducess — Май 3, 2010 @ 14:03

  9. О чём мечтает этот мальчик ? 🙂

    http://m-i-s-t-e-r-x-1.livejournal.com/754451.html

    комментарий от m_i_s_t_e_r_x_1 — Май 5, 2010 @ 16:03


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: